Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

Как Лагутенко уже двадцать лет ухитряется быть модным и в музыкальном смысле, и во всех остальных? Мы поймали его в родном Владивостоке, заставили примерить одежду военно-морского стиля из коллекций осенне-зимнего сезона и задали столь важные для нас вопросы.

Интервью: Дмитрий А.Быков
Фото: Михаил Королев
Стиль: Ирина Миронова

Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

Начнем с самого важного. На днях мир облетела страшная новость: у Стаса Михайлова во время выступления лопнули штаны. С тобой ничего подобного не было? И как ты избегаешь подобных эксцессов?
Со мной такого не бывало, но у нашего клавишника на одном из концертов в Америке произошел такой инцидент. Он что-то задел штанами, какую-то железку, и объяснял потом за кулисами: «Мне нужно срочно поменять штаны, случился инцидент!» Все подумали, конечно, что клавишник съел что-то не то.
С тобой такого не случалось, потому что ты знаешь способы избежать лопнувших штанов?
Способ на самом деле один – надевать на концерт только то, в чем удобно. Красота тоже важна, но главная задача – найти баланс между красотой и удобством.
Ты сам этот баланс ищешь? Или за тебя это делают специально обученные люди?
Конечно сам! Научить этому невозможно. Можно как-то донести до человека основные принципы, но должен сказать, что мало в этом преуспел даже с участниками моего коллектива.
Неужели нельзя найти какого-то стилиста, который бы тебя одевал?
Я был бы только счастлив, но на свете нет стилиста, который бы точно знал, что нужно именно мне, и избавил бы меня от этой проблемы. Да, это проблема, потому что времени на одежду, как было раньше, у меня теперь нет вообще. Мне довелось пожить в Китае конца 80-х – начала 90-х. Это время было для меня грандиозной практикой стиля. То, что теперь незаслуженно называют китайским ширпотребом, в ту пору считалось вполне достойной одеждой. Просто нужно было иметь глаз-алмаз, тогда в этих залежах можно было откопать что-то действительно интересное. Особенно если учесть, что тогда в России вообще ничего не было.
Ты помнишь свой первый наряд, в котором вышел на сцену?
Помню один из первых. Это была презентация владивостокского рок-клуба, и на мне была шерстяная кофта в полоску, очень тогда модная. Конечно, джинсы и, главное, лыжные гетры.
Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

Ты уже тогда был хипстером.
Еще на одном из первых выступлений я произвел фурор тем, что вышел на сцену в кожаной юбке, которую реквизировал у мамы. Она у меня была художник-модельер, работала во владивостокском Доме моделей, так что, чего таить, я вырос в мире моды, пусть даже и советской. С детства бывал на показах мод, рос среди, как тогда говорили, манекенщиц.
Тебя за эту юбку зрители не предлагали побить?
Нет, все очень спокойно отнеслись. Тогда в моду входили, с одной стороны, металлисты, а с другой – попперы. Это как раз те, кого сегодня зовут хипстерами. Все эти странности моды новой волны воспринимались к тому моменту вполне естественно.
Тебя в одной статье назвали «вечнотрендовым». Что это вообще может значить?
Я, конечно, мог бы попробовать перевести это слово с полурусского на русский, но, вообще, не могу не согласиться, хотя про себя такое сказать у меня язык не повернется.
Из скромности, что ли?
Да, из мучительной скромности и бережного отношения к языку. Но я любознательный человек и слежу за тем, что происходит в мире. Не столько даже слежу, сколько чувствую. Это чувство и дает мне внутреннюю уверенность. Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать.
Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

Может, это значит, что у тебя есть волшебная власть все вокруг делать модным? Вот те группы, что выступят на твоем фестивале V-Rox, станут модными?
Я не знаю, станут ли они модными в стране, но мы ориентируемся на группы, которые уже прославились локально. У них есть потенциал и желание открыться неподготовленному слушателю. И дело тут не в моде: группы из Китая, Кореи, Африки транслируют мое видение музыкальной ситуации в мире. Это дипломаты от музыки. Но надо признать, что любая среднестатистическая корейская группа во внешнем виде дает сто очков вперед любой среднестатистической российской. А ведь и корейцы, и китайцы очень похожи на нас, это совсем не рок-н-ролльные нации, они никогда не были вписаны в мировые гастрольные графики. Но их бешеное экономическое развитие дает свои плоды.
На паре концертов мы видели тебя в кепке с рогами. Ты что, сатанист?
Это были просто рожки! (Смеется.) Карнавальные. Потому что черт его знает, будет карнавал или карнавала не будет.
А ты вообще любишь эпатировать?
Нет, абсолютно! Терпеть не могу! Нет-нет, даже не знаю такого слова.
И это говорит человек, который выходил на сцену в кожаной юбке и рогах!
Но не для того, чтобы поставить публику в тупик. Просто чтобы вжиться в некий образ. Органически соответствовать музыке.
А тебя часто эпатируют?
Ха-ха-ха! Да, сегодня с утра меня чуть-чуть поэпатировали.
Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

Признайся, ты троллишь участников группы «Мумий Тролль» за внешний вид?
О да! У нас внутри коллектива очень резкие отношения. Наверное, это связано с тем, что мы знаем друг друга практически с детства. Плюсы и минусы друг друга нам отлично известны, и изжить какие-то недостатки уже практически невозможно. И то, что не нравилось когда-то, продолжает не нравиться, и мы друг друга частенько эпатируем на этой почве. (Смеется.)
Но что-то ты им запрещаешь? Носки с сандалиями, например...
Бухать перед концертом запрещаю. Это самое ужасное. Я готов любой внешний вид пережить, только не это.
А на совместных концертах, на фестивалях у разных групп принято подкалывать друг друга по поводу одежды?
Нет, в последнее время, честно признаюсь, все большие фестивали в нашей стране, в которых нам доводится участвовать, – это сложный механизм, где все меньше общения между людьми. Мы подчас вовсе не встречаемся с другими музыкантами.
Какая бездуховность!
Совершенная! Именно поэтому я люблю ездить на showcase-фестивали по всему миру, где «Мумий Тролль» не особо известен, но там в среде молодых, ищущих групп по-прежнему есть общение, какие-то открытия – как в музыке, так и во внешнем виде. И наш владивостокский фестиваль мы пытаемся выдержать в таком же формате, где публика и музыканты доступны друг другу.
Что ты сам никогда не наденешь?
Я знаю: такие сандалии, у которых ремешок спереди, на римский манер. Они были в моде у тех самых попперов. А есть еще сандалеты для туристов, в которых они в горы ходят. Ну не нравятся они мне, не импонируют! Никогда бы не познакомился с девушкой в таких сандалиях. Просто не подошел бы к ней.
А как полагается одеваться, чтобы попасть в твой бар «Мумий Тролль» во Владивостоке?
Ну, тут нет никаких дресс-кодов.
Что, даже если человек придет в тех самых ненавидимых тобой сандалиях?
Не, в таких сандалиях... Я не уверен, все-таки могут быть исключения. (Смеется.) Еще я, признаться, не люблю, когда мужчины летают в самолетах в спортивных трусах и майках без рукавов. Представляете, такой сосед рядом? Еще и с барсеточкой. Это забавно, когда видишь человека издалека, но если такой сядет рядом... Я бы запретил вообще пускать людей в спортивных трусах в самолеты.
Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»

А в майках-сеточках?
Кстати, мы у барабанщика нашего однажды украли такую майку-сеточку, чтобы он в ней больше не ходил.
Он плакал?
До сих пор плачет.
Ты в одном интервью заявил, что не видишь себя без шарфа. А мы тебя прямо сейчас видим без него. Это обман зрения?
Жара же – вы на улице были? Но когда чуть прохладнее, всегда повязываю. Это что-то психологическое: надо горло обернуть.
Тебе нравится, как одеваются отечественные музыканты?
Я уже перестал на это обращать внимание. Но русского музыканта можно сразу отличить в толпе. Вроде и пиджак на нем заграничный, и рубаха, но сразу видно: наш. И комплекция выдает – пельмени и пивко накладывают отпечаток. А вот взять японцев – я всегда с огромным удовольствием хожу на их концерты. Они очень внимательно подходят к своему образу, он всегда соответствует жанру, в котором они играют.
А ты сам у них что-нибудь заимствуешь?
Тяжело заимствовать какие-то конкретные вещи, их нельзя из контекста вырывать. Я как-то был на концерте одной японской панк-группы, где у всех были взбитые коки, а на плечах – плащи. Мне сказали, что это традиционный стиль тамошних гопников. Представьте, как бы выглядели наши гопники с такими коками и в плащах.
Кстати, о гопниках. Ты частенько выступал на отечественных фестивалях, в том числе на «Нашествии». Как бы ты назвал основной стиль любителей русского рока?
Главное приключение лета! (Хохочет.) Это стиль такой. Одно дело, когда ты на фестивальном поле в таком виде. Но когда главное приключение выползает на цент­ральные улицы городов, как-то не по себе.
А теперь о приключениях. Ты проплыл весь свет на барке «Седов». В каком городе самые модные люди?
Что касается уличной моды, то все-таки Лондон дает всем фору. С англичанами разве что итальянцы могут потягаться: они умудряются наряжаться во все самое праздничное, но так, чтобы это не выглядело нелепо. Может, это влияние пасты и вина.
Скоро выходит твой новый альбом «Пиратские копии». А у тебя есть в гардеробе копии известных марок?
Да, и я этого нисколько не стыжусь. Мы только что были в Монголии, где выступали на фестивале, и вопреки прогнозу погода была промозглая, с дождем. Приехав, мы сразу побежали на местный рынок, чтобы утеплиться на выданные нам тугрики. И там я совершил покупку века – штаны с четырехлистником, вышитый махровый адидас! Это моя самая большая удача, жемчужина моей коллекции.
Илья Лагутенко: «Мне всегда казалось, что быть впереди моды гораздо легче, чем ей следовать»
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик