1973 год в рок-музыке

Вчера ночью нам явился призрак обезглавленного Элвиса. Вытряхивая ртуть из своего уха, он напомнил о наших рок-н-ролльных обязанностях. Поэтому настала очередь второго выпуска серии публикаций о главных годах в рок-музыке.

1973 год в рок-музыке

Почему 1973? О! Это очень и очень диковинный год.

Во-первых он запредельно плодовитый. Масса артистов первого эшелона отметилась выпуском не одного, но двух и более альбомов. И множество реализовало своей лучший альбом. И, конечно, издана тьма ключевых для самых разных жанров произведений.

Во-вторых 1973 год — это пик самого странного времени в музыкальной культуре в целом. Тогда случился первый и последний период в истории музыки, когда в хит-парадах, на радиостанциях, на стадионах и в прессе доминировала умная, сложная и предельно высокохудожественная музыка. Прогрессив (или как тогда говорили — арт-рок) пользовался просто фантастической популярностью. Ну вот, представь, что сегодня ты заходишь в «фейсбук», а там все офисные работники и школьники поголовно постят синглы и клипы не Лэди Гаги и Фифти Центта, а Mastodon, Dream Theater и Porcupine Tree. Невозможно? Да, невозможно. Но в 1973 было именно так (за вычетом«фейсбука»).

Даже простые мейнстримные артисты тогда не брезговали возвышенными художественными формами. Вот, возьми, к примеру «Goodbye Yellow Brick Road» Элтона Джона — сейчас никак не получится представить, чтобы он вдруг воссоздал аналогичного размаха эпический труд. И это к тому же была его не единственная работа в 1973!

Начнем с трех доминировавших тогда рок-жанров: прогрессив рок, тяжелый рок (тогда его принято было звать хэви-металом) и совсем еще молодой глэм-рок.

Хард-роковые команды тех лет можно делить на две простейшие категории. Первая — команды, которые поголовно все любили в СССР. Вторая — те, которые напрочь проскочили мимо нашего слушателя, и за редким исключением остаются проскоченными до сих пор.

Костяк советских любимцев составили Led Zeppelin, Black Sabbath, (сюрприз) Deep Purple, Nazareth, Uriah Heep и в меньшей мере Grand Funk Railroad. 1973 год для них выдался, скажем так — спорный, т.к. публика ждала от них покорения новых вершин, а вместо этого они либо застыли на месте, не в состоянии превзойти свои же топовые работы, или же вильнули в неожиданную сторону, как Black Sabbath. В сумме это сделало 1973 для хард-рока весьма почтенным, удачным, но не выдающимся годом. Есть мнение, что как раз после этого жанр стал потихоньку сползать вниз со своего пика.

Из хард-рокеров второго эшелона безразмерно мощный вклад в дело 1973 года внес, наверное, лишь дебютник группы Montrose. Но и остальное демонстрировало крепкий уровень, вписалось в коммерческую жилку — особенно американскую, где жанр пользовался особым спросом у широких масс.

Наибольший жанровый бардак творился, наверное, в сферах глэм-рока. К тому моменту возраст стиля измерялся дай бог парой лет, но на радостях критики причислили к глэму вообще все, что подворачивалось под руку. Классификаторы не задумывались о последствиях, клеймя глэмом всю музыку, в которой уловили налет театральности. В итоге там оказались и почти традиционные хард-рок банды (дебют Queen), и эстетствующие творцы с ранимой музыкой (David Bowie, Roxy Music, Cockney Rebel, и пост-гаражные шок-рокеры (Alice Cooper) и туча безголовых хит-мейкеров (T.Rex, Suzy Quatro, Gary Glitter). Современному слушателю найти между ними что-то общее — все-равно что бозон Хигза разглядеть без увеличительного стекла.


1973 год в рок-музыке

И глэм и первобытный хэви-метал в 1973 заправляли бы всем и вся, не будь арт-рока (он же — прогрессив-рок). В этих сферах творилось вовсе неописуемое буйство флоры и фауны. Увидел свет самый продаваемый прог-альбом всех времен и народов — не буду говорить какой, попробуй догадаться самостоятельно. Расцветали форматы мегаломаньяков — когда один трек занимал никак не меньше стороны альбома, то есть двадцать погонных минут. Прогрессив скрещивали с классикой, фолком, хард-роком, достигая самых противоестественных результатов. И людям нравилось, что удивительно — платиновые и золотые альбомы в этих жанрах можно было черпать лопатами.

Но вообще сворачивание и кипячение мозгов не входило в обязанности всех прог-артистов. Многие применяли какие-то отдельные прогрессивные элементы в формах более легких и доступных. Ценилось эстетами это меньше, но зато позволяло всем приобщиться к высокому искусству через дружелюбные доступные песни.

Наоборот, наиболее недружелюбные мутации прог-рока процветали вдали от радиостанций да и вообще от рок-н-ролльных столиц. 1973 год — это одновременно и расцвет, и предверие конца такого жанра, как краутрок. Если в двух словах, то краутрок — это когда немцы либо потребляют все тяжелейшие наркотики одновременно, либо пишут такую музыку, чтоб их в этом можно было заподозрить. От британских и американских прог-рокеров немцев отличало изобилие электроники и недостаток тормозов. Впрочем, Can и в особенности Tangerine Dream как раз к этому моменту слегка облагородились. Зато Faust умудрились продать в одной Британии полмиллиона копий совершенно невообразимого хаоса (альбом «Faust Tapes»). А Neu! выпустили нечто воистину хамское, что нынче, задним числом считается первым альбомом ремиксов в истории.


1973 год в рок-музыке

Казалось бы, нетрадиционные музыкальные искусства вошли в невиданный тогда почет. Но следует заметить, что первопроходцы маргинальной сцены к 1973 году успели угомониться. Максимум выгоды из этого извлекли Фрэнк Заппа и Джон Кейл, которые ломанулись в мэйнстрим с работами, которые и по сей день остаются самыми популярными в их портфолио.

Теперь самое время сделать музыкальную паузу и поговорить о чем-нибудь добром. О поп-музыке. Точнее о тех ее тогдашних воплощениях, которые можно считать благородными. Великомученик Билли Джоэль, безутешно пьянствовавший в пабах с никому ненужными песнописаниями, неожиданно стрельнул в массы с четырежды платиновым «Piano Man». Элтон Джон вообще сотворил подвиг гея-карлика, превзойдя и без того, казалось, непровзойдяемые свои работы. Других представителей легких жанров, о которых есть смысл вспоминать, не так уж и много — что немудрено, так они просто терялись на фоне торжества серьезных, взрослых жанров.

Для черной музыки 1973 год столь же принципиально значим, как и для прога, и все благодаря Марвину Гэю, чей двенадцатый лонгплей «Let's Get It On» стал вехой, видимой невооруженным взглядом из космоса. Соул и фанк тогда чувствовали себя очень и очень боевито — еще не настал момент, когда эти стили стали приспосабливать для пошлых нужд в виде всяких гибридов а-ля диско.

В том же 1973 году в массовый обиход вошла другая, иноземная разновидность черной музыки. Регги и даб. Регги существовало к тому моменту уже лет шесть как, но приходило из Ямайки по андеграундным каналам и потреблялось преимущественно британскими скинхедами. Однако в 1973 году Боб Марли выпустил свои первые (и лучшие) транснациональные релизы (аж два). И тогда же на Ямайке записан самый первый в истории дабовый лонгплей — «Blackboard Jungle Dub», к которому приложили руку оба отца-основателя — Ли Скрэтч Перри и Кинг Табби. Тогда сие явление было мало кем замечено, но для сегодняшней музыкальной культуры это явилось ключевым моментом, т.к. наконец возникло диджейское творчество в современном понимании термина.

В начале материала я говорил о том, что знаменательные альбомы и артисты 1973 года далеко не всегда могли достучаться до слуха советской публики. Самый показательный пример — трижды платиновый дебютник американской группы Lynyrd Skynyrd. Залихватский блюз-рок для вечеринок как-то у нас не прижился совсем, а ведь для западной критики это один из величайших релизов в истории рок-музыки. Кстати, если уж говорить о пати-блюзе, то под это определение подпадет и сырой, но зажигательный дебютник Aerosmith, вышедший в то же время.

Еще следует обратить внимание на блюз-гитариста Роя Бьюкэнэна, который в те времена как раз переживал момент легкой славы.

Для американцев 1973 год это явно не только Lynyrd Skynyrd, но и возникновение нового культа будущего — Брюса Спрингстина. Он дебютировал с двумя пластинками в стиле «Боб Дилан для бедных» (в буквальном смысле слова тоже), что было весьма кстати, так как у Дилана этот период как-то не задался. Даже хит «Knockin' on Heaven's Door» не смог загерметизировать прорехи в карме, тем паче что второй его альбом 1973 года («Dylan») составлен исключительно из ковер-версий.

Битлы в 1973 году разделились ровно на две одинаковые культурные группы. Те, кому перло, и кому — не очень. МакКартни и Ринго записали свои наиболее сильные и знаменитые альбомы — «Band on the Run» и «Ringo» соответственно. А вот Леннон и Харрисон никого поразить не сумели, и в общем-то, полным ходом скатывались в рутину.

Традиционный классический рок в 1973 году зачастую чувствовал себя чужим на празднике жизни. «Роллинги» гнули свою линию безо всяких сенсаций. The Kinks поддались на арт-роковую провокацию и записали какой-то концептуальный театральный балаган под названием «Preservation Act 1», и были непоняты никем (на мой взгляд незаслуженно). The Who наоборот, удачно вписались в прогрессивный концептуальный формат одним создателей которого сами же и являлись. А Status Quo наконец-то пробились на первое место британского чарта, и последующие несколько лет нахально строили там укрепления.

Бывший король рок-сцены — психоделический рок — к этому моменту почти окончательно скис и затих, но какие-то реликты конопляной солнечной эпохи все еще голосили из руин.


1973 год в рок-музыке

1973 год пришелся ровно посреди двух сумасшедших глобальных эпох — хиппи и панка. И хотя до появления первых панк-рокеров оставалось не так уж и много времени, в этих сферах в эфире была полнейшая тишина. Лишь два принципиально важных прото-панковых релиза поддерживали слабый пульс гаражного рока и деструктивных идеалов — первый альбом New York Dolls и последний альбом The Stooges.

Ну и где-то в стороне, на задворках космоса творила классическая спейс-роковая группа Hawkwind, вроде бы мало кому сейчас нужная, но на самом деле без которой бы стоунер-рок, пост-панк и пост-рок были бы совершенно иными. Лемми Килмистер тебе подвердит, можешь его спросить.

О ком сказать в финале? Даже не знаю, разве что напомнить, что музыкальная жизнь наблюдалась и за пределами Британии, США и Германии. Но для рок-н-ролла все эти Франции, Голландии, Дании и Италии были (и остаются) какой-то обочиной, на которую выкатываются только случайные слушатели, и потом бывают часто удивлены, как на этой обочине, оказывается, порой бывает интересно. Особенный интерес современные исследователи обращают на расцвет итальянского прог-рока, таких команд, как Le Orme и Premiata Forneria Marconi.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик