В России завели первое уголовное дело о возбуждении ненависти к атеистам! Ей-богу!

Похоже, на улице тех, кто отрицает наличие в природе всех богов, включая древнеримских и скандинавских, перевернулся самосвал с возмездием.

В России завели первое уголовное дело о возбуждении ненависти к атеистам! Ей-богу!

До этого закон в нашей стране карал исключительно тех, кто прошелся коваными сапогами по верующим и их чувствам. Ты должен помнить самое резонансное из дел — случай блогера Руслана Соколовского, получившего за ловлю покемонов в храме 3,5 года условно (потом срок скостили до двух лет трех месяцев).

Впрочем, вернемся к нашему прецеденту. Слово информагентству «Регион онлайн». Страсти разгорелись вокруг стихотворения жителя Краснодара Максима Дроздова, которое он опубликовал в группе юмористического толка «Патриотическое творчество» в «Контакте». По словам поэта, в виршах рассказывается о воображаемой деревне, жители которой сжигают воображаемую же учительницу за отрицание ею не менее воображаемого бога. К настоящему моменту сами скандальные вирши из Сети удалены, но история и адвокат Алексей Аванесян сохранили строчку, которая, собственно, и стала камнем преткновения и уголовного дела. Звучит она так: «Людей нет хуже мерзких атеистов, мы все же инквизицию вернем!»

«Как можно умудриться, тролля в «ВК» сложившуюся ситуацию с массовым оскорблением чувств т.н. верующих, негативно оценить социальную группу «атеисты» обычным стихотворением и призвать к враждебным действиям строчкой: «Людей нет хуже мерзких атеистов, мы все же инквизицию вернем!»?! Я это к тому, что впервые в РФ возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ в отношении поэта, якобы негативно оценившего социальную группу «атеисты». До последнего не верил, что возбудятся. Это донное же дно...», — скорбит о случившемся Аванесян.

Статья 282, часть 1 УК РФ — это «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». И в смысле наказаний есть из чего выбрать — от 300 тысяч рублей штрафа до пяти лет в казематах. Соколовскому, кстати, помимо этой статьи, вменили еще две: 148.1 «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» и 138.1 «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Примечательно, что сохраняется главная интрига: кто же написал заявление, после которого возбудили аж целое уголовное дело? Об этом не говорится ни слова. Во всяком случае, пока.

Стихотворец тоже выразил крайнюю степень недоумения происходящим: «Как стишок про мифическую деревню, где возмущенная общественность сжигает учительницу, отрицающую Бога, можно расценивать как оскорбление атеистов и призыв сжигать их?! Этак Сорокина в каннибализме можно обвинить: герои же его чудесно схрумкали барышню в одном из рассказов».

Дроздов настаивает, что не желал никому причинить своей поэзией зла: «Это был троллинг. Высмеивание мракобесия. Вымышленный персонаж, который доказывает свою позицию... Троллинг всех, независимо от убеждений. Всех, кто чрезмерно на них зациклен».

Информагентство добавляет, что товарищу рифмачу до сих пор не представили лингвистическую экспертизу злополучного стихотворения, что же касается самого Максима, то аттестуют его сугубо положительно: человек он хороший, работящий, ответственно заботится о своем ребенке с инвалидностью.

В общем, странное какое-то дело. С одной стороны, вроде бы заявка на торжество справедливости, о которой так мечтала широкая общественность, возмущенная тем, что карают исключительно оскорбителей верующих. Но с другой — опять нелепость получается: человека привлекли, во-первых, за стихотворение, во-вторых, порицающее мракобесие. М-да.

Так, что у нас сегодня — 18 октября? Значит, сегодня поэта вызвали на первый допрос. Тезка, держись! И никаких стихов следователям без своего адвоката!

Комментарии

0
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик