7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Ни один текст не дает лучшего представления об эпохе, чем дневник обычного человека. Писатели, историки, журналисты обычно интересуются всякими важными событиями, их волнуют убийства кронпринцев, мятежи и падение нравов, а вот описать устройство сливного бачка — это для них, знаете ли, слишком мелко. Нет, обыватель тоже видит глобальные события. Но он видит их по-своему, из своей норки, и, надо сказать, обзор из норки часто бывает точнее и полнее, чем бред передовиц ведущих газет.

Вот семь дневников из разных эпох, которые дают наилучшее представление о своем времени. Кроме того, читать их захватывающе интересно.

Сэй-Сёнагон, «Записки у изголовья» (Япония, X—XI век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Придворная дама японской императрицы записывала все, что привлекало ее внимание. Форма щипчиков для бровей, ребенок, поедающий землянику, слишком обильная рисовая пудра на лице другой фрейлины, луна в призрачной дымке и любимая кошка императора подхватывались ее кистью и уходили в вечность.

Сэмюэл Пипс, «Домой, ужинать и в постель» (Англия, XVII век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Революция, казнь короля, реставрация, лондонская чума, великий лондонский пожар... Чиновник морского ведомства Сэмюэл Пипс был свидетелем и участником всех этих трагичных и великих моментов истории. Но при этом скандалы с собственной служанкой занимали его гораздо больше, а перечисление блюд на обеде у знакомых для этого короля обывателей было важнее, чем описание огня и смерти, марширующих по городу.

Уильям Брэдфорд, «История плимутской колонии» (США, XVII век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Уильям Брэдфорд был избран губернатором зарождавшейся пуританской колонии в Новом Свете. Каждую неделю он записывал все, что происходило в поселении. Читать о том, как люди пытаются построить новое, с иголочки, общество, бегая по старым как мир граблям, потрясающе интересно, хотя записи сделаны сухим, простым языком, без каких-либо претензий на художественность.

Луи Сен-Симон, «Мемуары» (Франция, XVIII век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Герцог Сен-Симон был придворным при Людовике XIV, Короле-Солнце, враждовал с королевскими фаворитками, был в курсе всех интриг самого блестящего двора самого блестящего века. Сам герцог, правда, был ханжой и моралистом — тем любопытнее читать уничижительные характеристики окружающих его распутников. Некоторые страницы его записок столь остры и скандальны, что окончательно опубликовать их в полном виде во Франции решились лишь через семьдесят лет после смерти автора, когда все участники описываемых событий надежно и благопристойно лежали в могилах.

А. Н. Энгельгардт, «Письма из деревни» (Россия, XIX век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Ученый-химик, профессор, был сослан в деревню после того, как проявил слишком вялое желание карать своих бунтовавших студентов. Там он, как мог, хозяйствовал и пересылал Некрасову в «Отечественные записки» свои фактически дневниковые заметки, описывающие быт, нравы и экономику России семидесятых годов XIX века. После прочтения этих записей ты начинаешь понимать, что в нашей удивительной стране время, похоже, предпочитает не нестись вперед, а стоять на месте, недоуменно почесывая за ухом.

Дневники Ольги Берггольц (СССР, XX век)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Страшное чтение. Поэтесса, пережившая зачистки тридцатых годов, сама побывавшая под арестом и пытками, сумела выжить и в ленинградской блокаде. Записи она вела тайно, дневники прятала в зарытых стеклянных банках, писала максимально откровенно обо всем, что ее волновало.

Дневник Анны Франк (Голландия, 1942—1944)

7 дневников из разных эпох, которые стоит прочитать

Семейство Франк и еще несколько евреев почти три года скрывались в конторском здании своих голландских друзей. В этом спасительном заточении тринадцатилетняя Анна вела дневник обо всем, что происходило в убежище. В 1944 году оставшаяся неизвестной тварь донесла гитлеровцам о скрывающихся людях. Убежище было раскрыто, семью Анны разослали по концлагерям, Анна в конечном счете попала в Берген-Бельзен, где и погибла за три месяца до конца войны.

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик