Постановщик трюков фильма «Человек-муравей»: «В кино все ходят ради трюков, но каскадеров никто знать не знает»

Тревору Хабберстаду — 26 лет, и он каскадер. Благодаря своему отцу, Джеффу, известному координатору трюков и режиссеру, он успел поработать на площадках крутейших голливудских блокбастеров, в их числе — «Железный человек – 3», «Темный рыцарь: Возрождение легенды» и «Человек-муравей» (который, к слову, уже можно посмотреть в iTunes). И теперь вот заслужил интервью на нашем сайте. А мог бы пить и душить котят.

Тревор Хабберстад
Тревор, что оказалось самым сложным в работе над «Человеком-муравьем»? Опасные трюки были?
В «Человеке-муравье» главный герой то большой, то маленький. Из-за того что он меняется в размере, сцены борьбы приходилось снимать много раз — утомительный процесс. Зато это позволяло нам доводить каждый трюк до совершенства: падения с лестниц, вождение на огромной скорости, драки в замкнутых пространствах. Самой опасной была сцена боя в туннеле: каскадеры друг друга о стены швыряют, ветер дует со скоростью свыше 200 км/ч.
Над каким фильмом в твоей карьере тебе было сложнее всего работать?
В плане физических нагрузок сложнее всего было на третьем «Железном человеке» Я, собственно, и носил костюм Железного человека и во второй, и в третьей части, и это дикая физнагрузка. Костюм выше пояса весит примерно 30 килограммов, ниже пояса снимали с помощью motion capture. Мне нужно было выглядеть выше: я носил специальные ботинки, потому что у меня должен был быть рост за 185 сантиметров. Словом, тяжко было.
С актерами сложнее — с точки зрения отношений, а не физической нагрузки?
Я так скажу: в наше время актеры, с которыми сложно работать, — это вымирающий вид. Никто не хочет лишний раз кого-то напрягать. На площадке есть такой эффект — trickle-down effect. Это когда актер буквально готов на все, с ним очень легко, он хочет, чтобы фильм вышел отличным, даже больше, чем этого хотим мы, ибо он сам и есть фильм. Короче, все работает по накатанной, то есть trickles down.
Человек-муравей

Ты очень молод, но уже имеешь серьезный опыт в работе над экранизациями комиксов. Сам-то большой поклонник комиксов?
А то! И я это говорю не потому, что понимаю: меня фэны растерзают, если узнают, что я вот работаю во всех этих лентах, воочию наблюдаю их героев, сам их играю даже — и вдруг, значит, не люблю комиксы! Нет, я абсолютно искренне это говорю.
Кто твой любимый персонаж?
Железный человек, тут даже думать нечего. Это, кстати, не связано с тем, что я им был. Я просто всегда считал крутым Тони Старка: у него есть деньги, девушки, тачки, но при этом он истинный супергерой, который думает о других.
Как человек расслабляется после такой тяжелой работы, после того, как приходится взрывать всякие штуки, бить чужие лица, водить быстрые машины? Вязание?
В свободное время я прыгаю с парашютом, занимаюсь бейсджампингом. Это очень расслабляет. Мне доставляет удовольствие этим заниматься, потому что нужно фокусироваться и ничто другое не имеет значения в эти моменты.
Кадр из фильма «Человек-муравей»

Какой трюк ты не сделаешь никогда в своей жизни?
Трюк, который нужно выполнить голышом. Хотя… Все трюки более-менее одинаковы в выполнении. Это же часть моей работы, и мне нравится делать всякие смешные и безумные вещи.
Тебе не кажется несправедливым, что зрители часто приходят на фильмы вроде «Человек-муравей» из-за крутых спецэффектов, из-за классной постановки трюков, при этом почти никто не знает, кто стоит за этим? Все же в восторге от актеров, которые толком-то ничего не делают.
Действительно, часто именно каскадеры делают фильм классным, но многие актеры выражают нам огромную признательность за это. Я привык. Мы как лайнмены в американском футболе: они делают всю самую сложную работу, защищают линию нападения, блокируют игроков соперника — короче, игра без них невозможна, но никто не выражает им должной признательности за это, никто не знает их имен, все знают квотербеков. Вот тут так же. Зато… Зато я дружу со многими актерами и знаю: они знамениты, но их жизни сложнее моей, потому что все знают, кто они такие. Мне нравится работать над фильмами, и мне нравится, что я могу работать на съемках громких картин, но при этом никто не знает, кто я такой. Я могу вести жизнь нормального человека, и меня никто не будет беспокоить.
Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик