Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»

На киноэкраны прибывает «Скорый «Москва — Россия»». Мы передали с проводником вопросы исполнителю главной роли.

Интервью: Александр Каныгин
Фото: Ваня Березкин

Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»

Говорят, ты специально для фильма достал с чердака памяти несколько историй, которые случились с тобой или твоими друзьями. Расскажи самую жуткую.
Действительно, некоторые не попали на экран по этическим соображениям. Но, боюсь, если я вам их расскажу, на обложке придется поставить значок «72+» и слоган: «Людям, которым уже ничего не страшно». Когда не понаслышке знаком с оте­чественной глубинкой, даже о смешных вроде бы историях думаешь, что не хотел бы, чтоб они произошли с тобой. В общем, когда я учился в железнодорожном вузе, было нормальной практикой подрабатывать проводником. И однажды в пути прибегает проводница из другого вагона, заикается, дергается, что-то пытается объяснить, но толком не может. Вместе с начальником поезда все выбегают в тамбур, чтобы увидеть душераздирающую картину: стоит сильно, видимо, пьяный человек со спущенными штанами, а все стены, пол, потолок и окна измазаны дерьмом.
Может, и правда не стоит…
Подожди, я тогда впервые заметил нашу особенную черту: мозг русского человека даже в этой ужасной, вроде бы безвыходной ситуации ведет себя уникально. Вот человек стоит спиной, шатается, вокруг крики, начальник поезда матерится, а мужик поворачивается и невозмутимо говорит: «А ты докажи, что это я». Понимаешь, у нас много недостатков, действительных и мнимых: мы ленивы; может быть, не столь образованны, если сравнивать с более развитыми странами. Но нет той ситуации, в которой можно было бы русского человека припереть к стене! В этом есть и плохое, и хорошее. С одной стороны, неприятные случаи вроде тамбура, а с другой – партизаны, которых пытай, не пытай, а где штаб – не скажут. К сожалению, хороших примеров почему-то меньше. И наш фильм как раз передает некую ментальность. Я, как человек, зараженный Россией, всегда пытаюсь понять, чем мы отличаемся от них.
Ты считаешь, у главного героя достойная при этом цель? Он пытается снять суперпопулярное видео для YouTube.
Мы называем его «героем нашего времени», но не нужно думать, что он круглосуточно рассматривает горизонт в поисках великого врага. Герои во все времена разные. Вот мужчина из тамбура тоже герой, к сожалению. Он очень отражает ситуацию в головах, в социальной сфере. По сути, это срез общества на сегодня. Мой персонаж положительный, но у него куча современных, возможно, неправильных черт и понятий. Он верит в какое-то чудо, которое должно с ним случиться благодаря Интернету. Это ни в коем случае не говорит о его уме: человек ходит с телефоном и снимает всякую ерунду, – но очень отображает наше время. Полно случаев, когда вместо того, чтобы помочь кому-то на улице, достают мобильный и включают камеру – уже на автомате. Увы, сейчас это стало нормой.
Ну а каким же тогда должен быть мужчина в России?
Все настолько индивидуально! Любой человек познается в конкретных ситуациях. Есть вещи на все времена – скажем, порядочность и отношение к женщинам. При этом под «порядочностью» я понимаю и воспитание, и уважение к родителям, и любовь к истории. А во все остальное, мне кажется, каждый вкладывает свой смысл. Существует, наверное, какой-то правильный ген, который либо присутствует, либо нет. С ним ты будешь вести себя адекватно ситуации. И я совершенно не считаю, что те, кто никогда в жизни не дрался или не делал чего-то такого, что безоговорочно доказывает, что он самец, не настоящие какие-то мужчины.
Так, хорошо. А с какого возраста настоящему мужику не стыдно делать липосакцию и пластическую операцию?
C шестидесяти трех лет.
Готовился, что ли, к этому вопросу? Или это как-то связано с тем, что тебе тридцать шесть?
А чего терять-то в этом возрасте? Можно уже и пластикой заниматься, и наркоту употреблять. Последний ведь уже вираж. Койка на Бали на скале, медсестра двадцатидвухлетняя, молодая, но уже с небольшим опытом, капельница с мартини, и легкий ветер играет твоей седой длинной бородой. А ты такой немножко после пластики, подтянутый, под легким расслабляющим средством... И сколько еще лет впереди – не важно. Главное – сколько продлится это состояние. Но до шестидесяти трех нужно себя держать в руках!
Кстати, о «держать в руках»: для ролей актеры часто полностью меняются внешне. Готов ради роли растолстеть неприлично?
Ну-у, наверное. Но роль должна зацепить. Я, правда, уже проститутку играл в «Нашей Раше» и не думаю, что, чтобы вжиться в такой образ, мне нужно гулять по Ленинскому проспекту ночью или первому этажу гостиницы «Колос» в Самаре. Но да, чтобы понять, как жить в теле, которое больше твоего килограммов на восемьдесят, нужно пробовать на себе. У нас в «Скором Москва – Россия» играет Майкл Мэдсен, и у него пунктик насчет вживания в роль. Его герой конкурирует с моим за внимание девушки. И Майкл, когда пришел на съемочную площадку, сказал: «Я должен тебя ненавидеть, и я вот сейчас сижу и уже тебя ненавижу». Я сначала к этому довольно скептически отнесся: ну, играем на камеру, можем послать друг друга, кинуть чем-то. Но потом дошло до того, что нас действительно разнимали. А однажды он закрылся в номере и отказывался входить в кадр, говоря: «Пока он жив, я сниматься не буду». Это продолжалось полдня, съемки приостановили. Я в этот момент был в аэропорту, взял в буфете кетчуп, пошел в туалет и сделал фото на телефон – якобы валяюсь там весь в крови. Послал туда, и съемки начались.

Хит-лист героя
 

Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Машина:
Audi с прицепом
Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Правило жизни:
то, что ты отдаешь, и есть твое
Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Футбольный клуб:
«Локомотив», Москва

 


Ты серьезно сейчас? Мы подозревали, что Мэдсон странный, но думали, что все его странности ограничиваются райдером.
Абсолютно серьезно. А райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох.
Удивительно, что кто-то еще завидует жизни актеров.
Я не актер. Это не то чтобы бзик какой-то или попытка нарваться на похвалу. Для обозначения того, чем я занимаюсь, все-таки больше подходит слово «артист». На мой взгляд, у актера планка намного выше. Он играет в театре, в кино, может быть, дополнительно учится профессии, а может, уже преподает. Актер полностью погружается в этот мир и постоянно совершенствует себя и инструменты, с помощью которых можно достучаться до людей. Это, знаешь, как церковь. Если ты служитель Бога, ты не можешь снять рясу и продавать мобильные телефоны. Когда я смотрю на действительно крутых актеров, то понимаю, что, может быть, они даже не совсем в адеквате с реальным миром, но именно благодаря этому рождаются шедевры. А артист немножко занимается кино, немножко телевидением, немножко бизнесом – все это слегка поверхностное и в большей степени для масс. Хотя, само собой, я стараюсь выдерживать максимальное качество для артиста. Сценарии мне приходят каждый месяц по нескольку штук, но я от большинства отказываюсь.
Ты еще снимаешься в рекламе «Билайна». А стал бы рекламировать туалетную бумагу?
Я стараюсь представлять вещи или компании, которые люди положительно воспринимают.
А что, туалетная бумага кем-то негативно воспринимается?
Исходя из первой моей истории, скажу просто, что она может оказаться не в том месте. Нет, если я заявлю, что такого никогда не будет, я совру. Постараюсь, чтобы такого не было. Но жизнь меняется, и, может быть, через год я возьмусь за эту бумагу, чтобы получить миллион долларов и отдать их в благотворительный фонд.
В «Нашей Раше» на «ТНТ» у тебя образ депутата из Нефтескважинска. Можно его рассмат­ривать как отношение к нашим чиновникам?
Да, конечно. Это позиция всей группы, которая создавала проект. И необязательно к чиновникам – вообще к людям, которые живут с такими ценностями. И к обществу, которое не наказывает, а только поощряет, чтобы такие люди плодились. «Депутаты из Нефтескважинска» могли бы быть и в Америке, и в Великобритании – аудитория там поняла бы такие образы и восприняла на счет своей страны. И это отлично. Не знаю, правда, какой процент сигналов доходит до людей, но верю в то, что действительно что-то происходит благодаря нашим шуткам. Кому-то становится стыдно, кто-то пусть одну взятку не возьмет... В этом и заключаются наша работа и наша гражданская позиция. В той же «Нашей Раше» на «ТНТ» я играл учительницу Снежану Денисовну, которая постоянно собирает деньги с учеников. Однажды на концерте ко мне подошли люди и сказали, что у них в местной школе прекратили собирать «за линолеум», потому что преподавателя, который это делал, стали называть Снежаной Денисовной. А когда мы только начали делать эту историю, нам говорили: «Вы с ума сошли! Учителя – это святое, не трогайте, мы вам не позволим порочить их честь». Не понимаю искренне, чем преподаватели и служители РПЦ должны отличаться от бухгалтеров или тех же чиновников.

Хит-лист героя
 

Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Место:
шокирующая Азия
Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Материал:
дерево
Сергей Светлаков: «...Райдер у него был вообще простой: минеральная вода и чтобы я сдох»
Взгляд на жизнь:
искренний, с интригой

 


Тебе когда-нибудь звонили с просьбой убрать какие-то шутки?
Нет. Скорее, у нас была собственная внутренняя цензура, когда мы придумывали шутки. И на «ТНТ», и на Первом канале. Мы действительно иногда одергивали себя, когда хотели дерзко высказаться о чем-то, но потом понимали, что у той стороны тоже есть какая-то своя правда, пусть мы ее и не принимаем. При этом реагировали на все значимые события, но довольно корректно, не примешивая личные эмоции. Хотя и дерзости нашим передачам, мне кажется, хватает. Всегда понятно, о чем мы говорим – где-то между строк, где-то напрямую. Показывать в нашей стране депутатов из Нефтескважинска, которым в сауну приводят сначала девочек, потом мальчиков, а потом козу, – какая здесь вообще может быть цензура? Но, что странно, были письма недовольные от депутатов, но были и от простых людей: что вы такое изображаете, такого не бывает вообще! А когда мы только начали показывать гастарбайтеров, диаспора подняла вопрос о закрытии нашей программы, но кто-то в администрации президента снял его с повестки, хотя мы не просили.
Аудитория помимо того, что может пожаловаться, еще и крайне изменчива. Сегодня на руках носит, завтра пишет гадости. Тебя это обижает?
Конечно, это меня не может не цеплять. Но я дал себе зарок после какой-то активности, будь то передача или кино, не залезать в Интернет. Вообще это бессмысленно, мне не стыдно за свое творчество. Я достаточно критично отношусь и к себе, и к стране, и ко времени, в котором живу, но уверен, что всегда есть шанс сделать окружающую обстановку лучше. У меня есть круг знакомых, которых я пытаюсь сделать счастливее; есть моя работа, посредством которой я могу транслировать свои мысли. Через смех или через слезы, но делать так, чтобы свет в конце тоннеля был виден. А за что получать в Интернете критику, не подкрепленную ничем, я не понимаю. Это, по сути, противоположность тому, во что я верю: они делают все вокруг хуже, выплескивая свой негатив.
Может, это звездная болезнь? Бывает так, что одергиваешь себя, замечая, что зазвездился?
Ошибки бывают, за которые позже становится стыдно. Но я их по пальцам могу пересчитать. И всегда всем поступкам есть какое-то внутреннее обоснование. Если я, например, не сфотографировался с кем-то в самолете, этот человек обижается. Но я не хочу ему объяснять, что у меня длинный перелет и что, пока я спал, он стоял надо мной со стаканом вискаря, капал им и делал мне погоны на свитере. А теперь он с обиженным лицом говорит: «Я-то думал... А я так и знал, что ты такой!» Хотя бывает и наоборот. У тебя температура тридцать девять, а в холле гостиницы тебя видит женщина и объясняет, что у нее смена закончилась, живет она в пригороде и хотела бы сфотографироваться, спросить о чем-то... И ты опять-таки не должен объяснять ничего, но на этот раз – что тебе плохо. Просто должен сделать.
В «Скором Москва – Россия» Иван Ургант играет эпизодическую роль. Ты специально это сделал? Чтобы он не выпендривался, что популярнее?
У нас нет какого-то соревнования и конкуренции. Мы прекрасно понимаем, кто лучше с чем справляется и какой психотип играет. Я всегда себя лучше чувствую номером два, никогда не хотел быть первым. Лучше смотреть вперед и к чему-то стремиться, чем все время оглядываться. А потом первого можно подрезать.
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик