Ник Фрост из фильма «Армагеддец»: «О, это было волшебно! Я выдул четыре пинты пива подряд...»

Посмотрев свежую комедию про кутежи, пьянки и инопланетян «Армагеддец», мы решили, во-первых, завязать на сегодня с барами, а, во-вторых, поговорить с Ником Фростом - одним из главных героев фильма. Сначала он играл с нами в молчанку, но после десятой пинты пива сломался и разговорился.

Ник Фрост из фильма «Армагеддец»: «О, это было волшебно! Я выдул четыре пинты пива подряд...»

Твой персонаж в фильме «Армагеддец» довольно быстро стал взрослым, в отличие от героя Саймона Пегга, который созревает до сих пор. А у тебя самого как с этим?
Я всегда пытаюсь переть вперед — как бульдозер, понимаешь? То есть для меня развитие закончится, когда я отдам концы, не раньше. Взять вот Гари Кинга (персонаж Саймона Пегга — прим. ред.) — ему уже 40, а он ведет себя, будто ему 18. Это не развитие, понимаешь, когда ты 22 года стоишь на месте, погрязший в желаниях вернуться в прошлое, и все еще слушаешь The Sisters of Mercy. Хотя вот насчет последнего я перегнул, ладно. Можно по-прежнему любить саунд юношества, если ты при этом способен двигаться вперед. Кстати, я сейчас вообще ни с кем не общаюсь из школы.
А тебе что, никто там не нравился? Тебя дразнили?
Да не, в свое время мне там все очень даже нравились, мы много времени проводили на улице, ходили по пабам. Просто у меня тогда и дома-то толком не было. А сейчас есть. Я, наверное, настоящий духовный кочевник. Может, мне никогда и не нравились все эти тусовки… То есть, конечно, где-то между 18 и 30 годами я постоянно где-то ошивался. Я свою жену вообще встретил в 29 лет, так что, думаю, успел все, что надо было успеть.
Ты вот постоянно в Twitter фотки с едой постишь — зачем?
Нравится мне готовить! Особенно подготовка к этому делу. Могу целый час провести, аккуратно нарезая и раскладывая ингредиенты по тарелочкам. Зато потом все будет чисто и в нужном месте. Когда к нам по воскресеньям приходят гости, они мне всегда говорят, что, мол, у тебя все так чисто на кухне. «Так просто надо соблюдать чистоту по ходу дела», — отвечаю я. Только не думай, что я совсем скис и только и делаю, что огурцы нарезаю! Мы с ребятами все еще не против паб-кролинга: встречаемся в половине первого где-нибудь в Большом Лондоне, пропускаем по пинте-другой, ну или пять-шесть, — а в три я уже дома!
Вы когда собираетесь с Эдгаром Райтом (режиссер фильма) и Саймоном Пеггом — это похоже на реюнион какой-нибудь мэдчестерской рок-группы?
Когда просто отдыхаем — хм, да, наверное, да. Мы лучшие друзья, а с такими всегда приятно провести время, в независимости от обстоятельств. Но вот кино снимать — это испытание, скажу я вам. Тут вот точно ничего общего с реюнионом. Никто не кричит: «Вот, наконец-то, три мушкетёра снова вместе!» Мы просто начинаем работать.
В Камдене и правда есть знаменитый паб под названием «Конец света», вы туда часто заглядывали раньше. Как думаешь, для Саймона и Эдгара он послужил вдохновением?
Ну конечно. Мы часто заглядывали туда втроем, потому что Саймон и я жили в Килберне, а Эдгар - в Излингтоне. Забавная, кстати, история: мне тогда было 21, и я не пил уже три с половиной года, но именно в «Конце света» я сорвался. Я тогда зашел и заказал пинту пива, но пить не стал. Вышел на десять минут, а когда вернулся, она все еще стояла там: вся такая светлая, свежая, чуть не святая. Ну я и оприходовал ее.
Зачем вообще бросал пить?
В какой-то момент я понял, что цель не оправдывает средства. Я жил в Израиле некоторое время — мне тогда было 18 — и все сильно напоминало университетские годы. Все, чем мы тогда занимались — это пьянки. Я просто устал и решил: попробую-ка воздержаться.
Понравилось?
Сложно сказать: мне было-то всего 21, я, по сути, и не тусил нигде, вокруг меня не было толп алкашей. Много работал, встречался с девчонкой, за которой долго ухаживал и которая в итоге меня бросила, потому что я не пил, а она — да. Ха, она сбежала с парнем, который как раз здорово пил! В этом, по мне, прелесть взросления: моя жена никогда не бросит меня, если я брошу пить. Ну, надеюсь.
Слушай, вот вы сидите в пабе, снимаете фильм, камера выключается, и вы просто болтаете. Саймон все равно остается у руля разговора?
Не, у нас обычно Пэдди Консидайн всем заправляет — он такой, знаешь, хулиган, задира, красавчик. Частенько мы вообще все молчим и просто смотрим на него, а он нас развлекает. А, еще мы периодически подтруниваем над Мартином Фриманом. Постановщик драк как-то назвал его «Малыш Мартин», уже не помню почему. С тех пор мы его иначе никак и не называли. О, потом он сыграл в «Хоббите», и мы продолжили называть его «Малыш Мартин», но уже с новозеландским акцентом.
Кстати о драках: в фильме видно, как вы с нескрываемым удовольствием дубасите врагов и друг друга.
Это все благодаря постановщику драк Брэду Аллану — он, кстати, единственный чувак с Запада, с которым не гнушается работать сам Джеки Чан. У него зверская команда. Мы четыре недели учили движения, а они в это время записали собственные драки и показали их Эдгару. Потом заявляемся мы, а парни нам с порога: «Ребята, смотрите и запоминайте. Вы будете делать точно также».
Та, первая после трех с половиной лет пинта, она стоила того?
О, это было волшебно! Я выдул четыре пинты пива подряд, а потом набрал Саймону и еле выдавил из себя: «Забери меня отсюда, мужик!»

Внимание, конкурс!

Ник Фрост из фильма «Армагеддец»: «О, это было волшебно! Я выдул четыре пинты пива подряд...»

Если тебе захочется как следует углубиться в безумную атмосферу пабов и «Гиннеса», попробуй выиграть Blu-ray с фильмом «Армагеддец». Чтобы получить приз, напиши в комментариях к этому материалу три лучших роли Ника Фроста и Саймона Пэгга. Обладатели самых изысканных ответов получат в подарок диск с фильмом.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик