«Крым»: MAXIM увидел новый шедевр кинопропаганды и не может сдержать эмоций!

Доселе у всякого креакла Руси была одна головная боль — Крым. Но теперь Крымов стало два!

«Крым»: MAXIM увидел новый шедевр кинопропаганды и не может сдержать эмоций!

Если вдруг ты сомневался — игнорировать фильм «Крым» или бежать от него без оглядки, то после этой рецензии сомнения твои угомонятся.

Когда редактор колонки «Культура» в журнале MAXIM объявил, что собирается пойти на первый же сеанс «Крыма» 28 сентября, коллеги сочли его слабоумие прогрессирующим и отказались оказывать содействие. Семья редактора отнеслась к решению куда ответственнее — для нее это было все равно что провожать отца на фронт в ДНР. Упаковали рюкзак цвета хаки, положили запас тушенки, распятие с иконками и топографическую карту с отмеченными звездочками местечковыми кинотеатрами. Редактор присел, как говорится, на посошок и вышел из подъезда, растворяясь в смурном утреннем южнобутовском тумане.

Пропускать такое событие никак нельзя, ведь большинство из нас не участвовало в штурме Крыма, не бросалось по сигналу «Авроры» со штыками на бандеровские легионы. «Может, поход на героическое крымское кино поможет компенсировать страшную дыру в душе, исполнить свой долг перед Русью», — думал наш кинокритик, пока, позвякивая банками с тушенкой, покупал билет в первый ряд, чтобы быть на самом острие события. Судя по суровым лицам немногочисленной, исключительно мужской публики, каждый человек в этот зал явился ровно с такими же героическими помыслами. Почти все они тоже взяли билет в первый ряд.

Фильм начинается с того, что у Крыма всегда получалось лучше всего, — с пейзажей. И с одинокой украинской девы, которая, восседая на макушке горы, приобщается к величию Крыма изо всех фибр своей души. Украинскую журналистку, кстати, изображает уроженка Новосибирска Евгения Лапова. Актриса еще и носит титул «Краса России — 2009», и это замечательно, ведь кого попало сажать на макушку Крыма — это не по-коммунистически, пустая трата патриотизма.

Тут же, на макушке, она знакомится с молодым мускулистым красавцем, актером Романом Курцыным. Он отставной спецназовец из Севастополя, который обрел новую мирную жизнь, преподавая физкультуру в школе, а на макушку горы поднимается, чтобы ловить одиноких комсомолок и насильно рассказывать им об истории Крыма и Феодоры. Очень правильный товарищ, у которого и машина отечественная, и родиться он успел в СССР (сам признается!), разве только мобильник у него непонятно какой буржуазной системы... Но у героя должны быть какие-то крохотные недостаточки, иначе это не герой, а полубог.

«Крым»: MAXIM увидел новый шедевр кинопропаганды и не может сдержать эмоций!

В горах молодые попадают под прицельный обстрел Купидона, после чего истекают гормонами и влюбляются. Далее они рассекают вдоль и поперек Крыма на живописных яхтах, по ухоженным дорогам на джипе и гнездуют в теплых ламповых отелях. Судя по кино, всюду житуха столь сочная и красивая, что даже непонятно, чем так плохо жилось крымчанам под украинским гнетом. Тут авторы фильма допустили, конечно, идеологический промах. Посмотрим, расстреляют ли кого-нибудь из них в назидание.

Далее кино переносит нас в киевскую зиму 2014 года, где на центральной площади несчетные сутки кряду митингуют молодые хипстеры, а наша дева-журналистка помогает им фасовать коктейли Молотова по бутылкам. Что, конечно, совсем не по душе ее бойфренду, ибо он видит, как этими коктейлями сжигают его коллег-спецназовцев, стоящих на страже мира и правопорядка. Всюду хаос, бардак и даже немного кровищи. «Майдан» режиссеру и актерам определенно удался, но его будет немного.

С этого момента наша история берет верное и безошибочное направление по стопам советского кино, где революционный матрос влюбляется в монархистку из института благородных девиц, им идеологически не по пути, и родители против таких раскладов, но деваться некуда: кругом же война, времени нет, чтобы срочно найти кого-то другого, чтобы влюбиться и потрахаться. Приходится любить то, что есть.

Дальнейшее в подробностях описывать не будем, у нас и так перерасход букв в этом месяце. Все же заметим, что революционный накал и нагнетание страстей выходят что надо, на славу любому агитпропу! Хотя некоторые сюжетные повороты даже опытного зрителя введут в ступор. Например, в середине картины на сцену выходит враждебная секта украинских диверсантов, которая вот уже много лет таилась в крымском подполье, маскируясь под работников гламурного прибрежного кафе.

«Крым»: MAXIM увидел новый шедевр кинопропаганды и не может сдержать эмоций!

Февраль 2014-го, жители Крыма чувствуют себя обреченными и целыми днями и ночами только и твердят мантру, что будет война. Что странно — и россияне, и крымчане, и бесноватые бандеровцы весь фильм переговариваются на безупречном русском, как будто и не было в тех краях отродясь никакого акцента. Это опять недоработка авторов фильма. Вообще, имело смысл речь всех украинцев в фильме дублировать на немецком языке, тогда было бы проще понять, где какой враг.

Авторы фильма и сами осознавали такую проблему, поэтому нашли простой выход: все наши здесь — красивые, стройные, солнцеликие арийцы. А все не наши — скользкие лицемерные фашисты. Вот так весь фильм и воюют арийцы с фашистами.

С одухотворенностью физиономий, надо заметить, есть легкий перебор: главная героиня носит такие сложные хипстерские щи на лице, что невозможно представить такую барышню, вступающую в отношения с интеллектуальным, как чугунный таран, спецназовцем. Но это уже чисто жанровые уступки, они оправданы и идейно выверены!

Щи сползают с лица героини лишь в самый трогательный момент, когда не пережив очередного (!) расставания с любимым, она нажирается в кабаке под славянский шансон, глуша разбавленную слезами водку из графина. Само собой, что сцена окажется филигранной подводкой сценариста к прославленному сексу по-крымски.

«Крым»: MAXIM увидел новый шедевр кинопропаганды и не может сдержать эмоций!

В какой-то момент зритель понимает, что Крым обречен: со всех сторон его обступили электрички с бандеровцами, террористы собирают атомные бомбы в катакомбах из противопехотных мин. Наши герои обнимаются со словами: «Войну уже никому не остановить!» Но тут в самый критичный момент появляются... «Танки! Наши танки!», прямо как в ударной сцене советского фильма «Офицеры». Ну не танки, конечно, здесь, а вертолеты, эсминцы, бронетранспортеры, вежливые автоматчики — в общем, все то, за что россияне готовы умереть, выплачивая налоги.

Сбежавший из фильма о Джеймсе Бонде агент «Спектра» пытается спровоцировать страшную, чуть ли термоядерную войну, но сталкивается с тем фактом, что самые лучшие, стойкие и отважные из украинских военных в итоге оказываются русскими!

Авторы явно долго дискутировали на тему, в какой тональности сделать концовку. И хотя, в общем, она им удалась, в финале недостает православной символики и героических речей российского политического бомонда. Этого пустяка явно не хватило, чтобы вывести фильм на уровень космической орбиты, где вертится в гробу вокруг планеты Лени Рифеншталь. Но и так хорошо, партийное чутье подсказывает, что вся страна будет пересматривать «Крым» на 23 февраля еще много миллионов лет! Ведь смотришь ты такое кино и от гордости лопнуть готов: отныне и вовеки не только Крым наш, но и такие фильмы тоже наши!

«Крым», Россия, в прокате с 28 сентября. В главных ролях: Роман Курцын, Евгения Лапова, Павел Крайнов, Павел Трубинер. Режиссер: Алексей Пиманов.

Комментарии

56
Новости партнеров
Загрузка...
Ноябрьский номер
Ноябрьский номер

Поток событий

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик