«12 стульев» не по-русски или Ильф и Петров в иностранном кино

Эксперты насчитывают от 13 до 16 экранизаций книги «Двенадцать стульев», из которых, понятное дело, почти половина — наши, родные, отечественные. Но в курсе ли ты, что эту книгу экранизировали в США, Бразилии и даже нацистской Германии?

 «12 стульев» не по-русски или Ильф и Петров в иностранном кино

Забавно, но самые примечательные импортные версии «Двенадцати стульев» были отсняты еще до канонической гайдаевской постановки (1971) и тем более до захаровской (1976). Немудрено, что, не имея такого наглядного пособия перед глазами, иностранцы ударялись зачастую в полную отсебятину, но не всегда злокачественную. Последнее делает им честь.


Dvanáct křesel


1933, Чехословакия / Польша

Самая первая кинопостановка комедии о похождениях бравого жулика Остапа и нелепого пережитка царизма по прозвищу Киса. Но постой — эти имена в фильме не звучат! Действие перенесено в Восточную Европу, и наш Киса вовсе не заплесневелый чиновник ЗАГСа, а пройдоха-парикмахер, получающий наследство от тетушки. А Остап — так и вовсе заурядный хозяин антикварной лавки.


Скажем сразу — чем дальше фильм, тем разительнее он разнится с оригиналом. По большому счету чехи с поляками сделали чисто гэговую комедию, в которой кроме завязки и развязки все остальное — вольный полет фантазии на заданную тему. Но если не обижаться на самоуправство сценариста, то кино можно посмотреть с великим любопытством — сюжет занимательный, гэги забавные, колорита ретро выше крыши. Неудивительно, что именно эта лента будет впоследствии взята за основу... стоп, мы забегаем вперед.


13 Stühle


1938, Германия

В титрах нет ни малейшего упоминания имен Ильфа и Петрова, но дело не в жадности, и даже не во враждебности немцев эпохи Гитлера. Просто «13 стульев» — не адаптация нашей книги, а ремейк чехо-польской картины. Все ключевые моменты сюда перекочевали из предыдущего фильма: цирюльник получает наследство, в предвкушении богатства приезжает в дом усопшей и обнаруживает не миллионы пиастров, а пустые комнаты, где остался лишь уродливый портрет родной тети на стене да гарнитур из 13 стульев. Стулья тотчас сдаются в комиссионный магазин, выручка пропивается, и тут уже посреди ночи пьяный цирюльник находит тайное письмо тетки, где сказано, что денежки-то были в тех самых проданных только что гарнитурных сиденьях.


Все вышеизложенное, а также финал, где драгоценности достаются сиротскому приюту, без изменений перенесено в немецкую ленту из фильма чехов с поляками. Но по ходу сюжета происходят кое-какие отклонения. Например, наш Киса (здесь его зовут Феликсом) уже в самом начале, в поезде, находит себе романтическую подругу для сопровождения. Но это не сильно помогает фильму — наверное, это наименее любопытная из всех экранизаций «Двенадцати стульев», о которых у нас сегодня ведется светская беседа.


Treze cadeiras


1957, Бразилия

Судя по сюжету, по тринадцати стульям и по отсутствию Ильфа и Петрова в титрах, бразильцы тоже не утруждали себя чтением, а пересняли немецкую ленту. Неудивительно, если знать, сколько гитлеровцев сбежало в Латинскую Америку после капитуляции Третьего Рейха. Должно быть, свои любимые кинопленки они прихватили с собой.


Тем не менее бразильская картина зажигательней гитлеровской. Дело даже не в латиноамериканском колорите, но в том, что Остап здесь — женщина! Казалось бы, кощунство, но фокус почему-то работает — пусть она и не красавица, но комедийным даром явно не обделена. Отсюда и много гендерных гэгов — вроде похода к гинекологу и вскрытия стульев в салоне вечерних платьев. Из черно-белых экранизаций «Стульев» эта получает титул самой забавной.


Las Doce Sillas


1962, Куба

А вот кубинская экранизация не забавна ни разу. Она какая-то убийственно серьезная — не комедия с элементами фарса, а натуральный производственный детектив о поиске стульев с сокровищами. Картина совершенно самостоятельна и не опирается ни на одну из предыдущих кинопостановок. Создатели явно читали и Ильфа, и даже Петрова. И у них в руках был козырь — постреволюционный сюжет, ведь 1962-й год на Кубе — революция только-только отгремела.


Кубинский дон Иполито не стал сбегать в США, а после пары лет скитаний вернулся в экспроприированный особняк, чтобы забрать сокровища из стульев. Где и повстречался с дворником Оскаром, который в кубинской версии превратился в заменителя Остапа. То, что мы привыкли называть Остапом, в этом кубинском варианте совсем даже не жулик, и не пройдоха, а скорее невольный компаньон. Просто Оскар чуть менее тупой и не такой трусливый, как дон Иполито. Да, и сокровища в финале как и положено, станут народно-коммунистическим достоянием.


The Twelve Chairs


1970, США

У американцев имелась своя гэговая комедия по мотивам «Двенадцати стульев» под названием «Оно в чемодане!» (1945 год), но полноценной экранизацией ее никак не назовешь, в отличие от ленты 1970 года. Картину отснял титан еврейской комедии Мела Брукса, уровень ее куда как выше предыдущих (так что не слушай стонущих критиков).Трудно поверить, но факт — американская версия ближе всего к оригиналу, даже действие происходит в СССР!


Но по ходу сюжета отсебятины более, чем предостаточно: Мел Брукс пошел тем же путем, что и предыдущие режиссеры, и воспринял «12 стульев» как некий сюжетный каркас, на который можно вешать свои собственные гэги, какие заблагорассудится. Из-за этого мы опять остались без Новых Васюков. Но не все так плохо — ведь в картине в полный рост присутствует сюжетная линия Отца Федора, на которого в основном забивали предыдущие постановщики. Плюс там и сям разбросаны милые приколы, демонстрирующие знание режиссера советских реалий. Да и финал можно назвать в некотором роде оптимистичным. Ну по-крайней мере Мел Брукс смог подобрать добрый и остроумный финальный аккорд, хотя эта миссия и казалась невыполнимой.

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик