Операция «Железный верблюд»

Ехал человек по пустыне, никого не трогал (а зря). Но крушение посреди бархана заставило его замыслить немыслимое, которое немыслимо осуществилось. Героям везде дорога!

Шел март 1993 года. На юге Марокко, в той части, где уже практически начинается Западная Сахара, по пыльной и каменистой дороге ехал удивительный автомобиль. Лет сорок назад этот механизм, вероятно, не вызвал бы у случайного зрителя особых эмоций. Тогда это был один из самых популярных европейских автомобилей: дешевый, практичный, простой, как мотороллер, – знаменитый «гадкий утенок» Citroen 2CV. Много лет прошло с тех пор, в самой Франции 2CV перешел в разряд стильного ретро (вроде горбатого «запорожца» в наших широтах), но кое-где на окраинах он еще служил своим хозяевам верой и правдой.

Операция «Железный верблюд»

Сорокатрехлетний французский механик Эмиль Лерэй просто не представлял себя за рулем другой машины. А ему доводилось попробовать многое. С детства Эмиль увлекался тем, что впоследствии назовут тюнингом. Начал он с совершенствования своего велосипеда, к которому приделал популярный тогда моторчик Velosolex – барабан, который крутил переднее колесо, соприкасаясь непосредственно с шиной. Потом были мотороллеры. Потом – обычные легковые автомобили, которые Лерэй переделывал в гоночные и ралли-кроссовые болиды. Но все это – для друзей, а сам сапожник, что называется, ходил без сапог и не слишком любил быструю езду.

Эмилю хотелось приключений, чего-то необычного. И он купил себе культовый Citroen 2CV, на котором отправился в Марокко исполнить детскую мечту – посмотреть на пустыню. Надо сказать, пустыня не подкачала. Во-первых, там никто не мешал тихонько ехать и вынашивать проекты совершенно сумасшедшего тюнинга. Во-вторых, Эмиль смог быстро наладить контакт с местными на поч­ве починки автомобилей. Каких только эксклюзивных вещей не придумано деревенскими самородками, чтобы поддерживать свои старые драндулеты на ходу! Лерэй смотрел, восхищался, заходил в гости, привозил своим марокканским друзьям запчасти. Его Citroen называли «железным верблюдом» – вероятно, за выносливость. Впрочем, следует признать, что и своими статями 2CV не слишком напоминал трепетную лань.

Инцидент

Однако вернемся на пыльную и каменистую дорогу в марте 1993 года. Эмиль выехал из небольшого городка Тан-Тан и собирался прокатиться по пустыне в сторону отдаленной деревни. На заднем сиденье – набор инструментов, кое-какие запчасти, 12 литров питьевой воды, запас еды на пять дней, спальник (Лерэй планировал остановиться на отдых в пустыне, а ночи там холодные) и несколько канистр бензина.

Посреди пустыни «ситроен» провалился в яму, что-то лязгнуло, и все затихло

Километрах в пятидесяти от Тан-Тана Citroen 2CV неожиданно остановил наряд полиции. «С какой целью едете?» – поинтересовались стражи порядка. «Да так, просто турист», – ответил Эмиль. «Категорически не рекомендуем вам ехать в ту сторону, – полицейский перегородил дорогу, – конфликт между Западной Сахарой и Марокко обострился, туристам там делать нечего. Возвращайтесь обратно в Тан-Тан, посмотрите достопримечательности».

Лерэй послушно развернулся и скрылся из виду, однако вовсе не собирался возвращаться в скучный город. Он собирался переночевать в пустыне, он обещал привезти запчасти, он знает эту местность отлично и вообще никакой он не турист. Так думал Эмиль, когда сворачивал с дороги и направлял свой 2CV на запрещенную территорию, только в объезд всех дорог, по целине. Машина шла отлично. «Удивительно мягкая подвеска для такого раритета», – думал Лерэй. И вдруг колесо провалилось в яму, «железный верблюд» взлетел в воздух как птичка, потом со всего маху приземлился на камни, что-то страшно лязгнуло, ухнуло, и все затихло.

Эмиль вылез посмотреть, что случилось. Не хотелось верить своим глазам: переломился лонжерон, передняя ось загнулась чуть не под 90 градусов. О том, чтобы ехать дальше, не могло быть и речи. Лерэй аккуратно закрыл водительскую дверь и уселся в тени автомобиля.

Сначала он просто сидел, ни о чем не думая, как уже давно хотел посидеть в пустыне. Потом мысли потихоньку начали роиться в голове. Есть вода, еда, тень от кузова днем и одеяло на ночь. Это хорошо. Еще есть инструменты. Прекрасно. Но все-таки поломка слишком серь­езная, в таких условиях не починишь, это очевидно. Есть компас и карта. Очень хорошо. До Тан-Тана около 70 километров. Это где-то два дня пути или три, учитывая жару. Взять с собой воду, еду, одеяло. Тяжело. Инструменты, черт! Очень хорошие, жалко оставлять здесь. Да и машину ведь найдут и заберут, на кусочки разломают, у местных это быстро. «Ситроен» грустно блестел своими нелепыми фарами. Нет, лучше не думать об этом.

Операция «Железный верблюд»

Наступил вечер. Эмиль решил приготовить ужин и лечь спать, чтобы утром окончательно принять решение. Он вытащил из автомобиля кресла, расстелил в салоне спальник, закрыл окна, чтобы ночью не замерзнуть, и вполне уютно устроился.

Идея

Утреннее солнце мгновенно разогрело машину, и спать стало невозможно. Эмиль вылез наружу. От вчерашнего отчаяния не осталось и следа, ему вдруг стало понятно, что «железного верблюда» он не бросит. Что делать? На этот счет у Лерэя были кое-какие соображения, даже, прямо скажем, сумасшедшие мечты, впервые появившиеся у него в голове уже довольно давно, во время поездок по пустыне. Конечно, в идеале все это должно было происходить в мастерской во Франции, чтобы все получилось как следует – красиво и аккуратно. Но что поделаешь... Можно попробовать обойтись подручными средствами.

В общем, идея состояла в том, чтобы сделать из сломанного 2CV рабочий мотоцикл и промчаться с ветерком до Тан-Тана. Просто снять кузов, отпилить ножовкой испорченную раму, в цент­ре закрепить двигатель, два колеса поставить в ряд, соорудить руль, сиденье – и поехать буквально верхом на моторе! Обрезать все лишнее... Звучит абсурдно. Но Citroen 2CV за то и любили в этих местах, что он разбирался практически голыми руками. А уж если есть кое-какие инструменты...

Решение было принято окончательно и бесповоротно. К вечеру первого дня кузов машины уже стоял в сторонке, чтоб стать ночным домиком, а Эмиль отчаянно пилил раму ножовкой, формируя каркас своего будущего супербайка. В тот день он увлекся и довольно сильно обгорел. В основном пострадали руки: футболка была с короткими рукавами.

Операция «Железный верблюд»

На следующее утро механик соорудил себе нарукавники из носков, обмотал лицо тряпкой и с удвоенной энергией принялся за свой эксклюзивный проект. Главное ноу-хау его будущего байка было обусловлено спецификой «железного верблюда»: передние тормоза его «ситроена» располагались не на ступицах колес, как у всех нормальных машин, а на другом конце полуосей – у двигателя. Двухцилиндровый мотор, сцепление, коробка передач и тормозной барабан образовывали самодостаточный и при том весьма компактный агрегат, который можно было вычленить из автомобиля и поставить на самодельную раму. А передавать вращение с этого агрегата на колесо Эмиль решил с помощью трения крутящегося тормозного барабана о протектор покрышки – в полном соответствии со старым добрым принципом велосипедного моторчика Velosolex. Правда, при этом ожидался усиленный износ резины, но уж чего-чего, а в запасках недостатка не было. Коробка переключения передач сохранялась, равно как и сама возможность переключения – с помощью элегантной укороченной ручки. Была одна загвоздка: на четырех ходовых передачах барабан крутился вперед, а колесо, как и положено ответной «шестерне», – в противоположную сторону. Конечно, можно было бы вскрыть коробку передач и перевернуть дифференциал… Но, поразмыслив, Эмиль решил все-таки не делать этого посреди пустыни на песчаном ветру – просто пользоваться исключительно задней передачей. Правда, это лимитировало скорость «ситробайка» до 20 км/ч, но, как мы знаем, механик никогда не упирался в скоростные характеристики.

После того как Эмиль окончательно продумал и установил движущую систему своего сумасшедшего мотоцикла, дело оставалось за малым – соорудить руль из согнутой штанги и подручных тросиков, провести «электрику» (включая кнопку автоматического зажигания на руле!), сделать сиденье из бампера, обмотанного оранжевым скотчем, и, наконец, прикрутить сзади номер.

Беспечный ездок

В первую ночь, когда вся конструкция появилась у Лерэя в воображении, он решил, что управится дня за три. Все казалось таким очевидным! Однако, как это всегда бывает с ремонтом, работа растягивалась, гайки не хотели откручиваться, отпиливание ножовкой цельных железных балок под палящим солнцем занимало почему-то гораздо больше времени, чем в самых осторожных расчетах. Но дело ладилось, а это было главное!

За время работы Эмиль вспомнил все хитрости народной сборки, почерпнутые у марокканских собратьев-механиков. Например, то, что при отсутствии дрели по металлу (о сверлильном станке речи не идет) вполне можно обойтись загнутым под 90 градусов заточенным железным прутом. Прут надо приставить к месту сверления, после чего со всей дури ударять по его изгибу молотком. Не сразу и не ровно, но дырка гарантирована.

Тормозов не было, выхлоп осуществлялся в лицо водителя, руль клинило...

На двенадцатый день, когда в канистре оставалось полтора литра воды, а еда была уничтожена подчистую (честно говоря, ангелы-хранители нашего фрика начали уже волноваться), Лерэй торжественно завел свой новенький «ситробайк». Опыт начался великолепно, но окончился грандиозным провалом, причем в буквальном смысле: после того как Эмиль поддал газу, мотоцикл прянул и стал монументально валиться на сторону, норовя подмять под себя своего создателя. Тот чудом успел отскочить в сторону. Отдышавшись, он оказался лицом к лицу с серьезной проблемой: поднять 200-килограммовую махину в одиночку ох как непросто! Однако Эмиль конечно же справился и, во избежание дальнейших неурядиц, добавил в конструкцию важнейшую деталь – огромную подножку из гнутой трубы. Теперь ситробайк был окончательно готов к отъезду!

Водрузив фотоаппарат на камень и нарядившись нудистом-робинзоном, похудевший Лерэй на фоне кузова-домика сделал снимок на память, погрузил на свой кастом-байк инструменты, спальник, остатки воды и отправился в путь.

Операция «Железный верблюд»

Скажем прямо, поездка была далека от увеселительной. Вместо тормоза приходилось использовать ноги, руль постоянно заедало, выхлоп был направлен строго в лицо водителя… Но эта штука ехала!

До вечера Эмилю удалось преодолеть несколько десятков километ­ров, почти полпути до Тан-Тана. На этом усталый и довольный путешественник решил завершить достижения знаменательного дня, припарковал «ситробайк», завернулся в спальник и заснул счастливым сном.

Возвращение

Пробуждение было не самым приятным, поскольку над головой Эмиля в лучах восходящего солнца стоял наряд марокканской полиции. К несчастью, это были те самые дежурные дорожного блокпоста, которые две недели тому назад развернули беспечного туриста. В этот утренний час их безумно интересовало, какого черта месье делает на закрытой территории, куда он подевал свой автомобиль и что это такое припарковано. Последний вопрос все-таки не лишен был некоторой приятности, и Лерэй начал именно с него. Он продемонстрировал изумленным стражам порядка возможности своей самодвижущейся конструкции, чем, впрочем, окончательно укрепил их в подозрении о его недобрых намерениях.

Когда Лерэй выехал к людям, они оказались полицейскими. Первым делом его спросили, что месье делает на закрытой территории
Странного француза решено было взять под стражу и препроводить в Тан-Тан – до момента обнаружения каркаса его автомобиля, который подтвердил бы фантастическую историю создания «ситробайка». Лерэй провел в отделении около суток, пока полицейские прочесывали территорию в поисках останков «железного верблюда». В принципе, они и сами были не прочь заполучить кузов автомобиля в хорошем состоянии, так что место катастрофы в итоге все же нашли. Эмиля отпустили, выписав внушительный штраф за езду на «самодвижущемся средстве без регистрации» (увы, старательно прикреп­ленный номер не помог). С печалью констатируем, что марокканская полиция осталась глуха к гению самоделкина и только штрафные дирхамы настроили ее на благожелательный лад.

Что было дальше? Лерэю удалось вывезти «ситроцикл» во Францию, где он занял почетное место раритета и заслуженного гос­тя на всех выставках, посвященных Citroen 2CV. Удивительный механизм жив до сих пор и недавно позировал британским журналистам, которые раскопали эту историю. Его создатель также находится в добром здравии. Он не успокоился на достигнутом и через несколько лет после африканского приключения переделал еще один 2CV в моторную лодку, о чем снял небольшой поучительный фильм.

Операция «Железный верблюд»

Остается пожелать сумасшедшему механику энергии и творческих успехов в запуске «сит­ролета». По крайней мере, мы хотим в это верить!

Комментарии

0

Поток событий

  • Один из фантастической четверки LG SIGNATURE
  • SKODA
  • Tissot Everytime Swissmatic: стильная механика
Январский номер
Январский номер

Целый месяц длилось голосование на нашем сайте, где 100 самых сексуальных красавиц России сражались за титул победительницы. И вот итоги подведены.

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик