Блог о том, как посетить самые удивительные места планеты и даже в самых безопасных из них отыскать себе приключений.
А.Н. Текстов, 30.05.2013

Ее звали Люся

title

Время близится к семи. Мы заходим в магазин-сони. Заходим в магазин видеоигр. Заходим в книжный. И бродим среди ярких обложек, пока щедрое апрельское солнце, цепляясь за шпили и красный кирпич, неторопливо катится в сторону заката. По рубашечному животу красивого офисного индуса ползет маникюрная ладонь его белой подружки. Растаман с триколорным рюкзаком за плечами несет домой пакет, в котором две упаковки туалетной бумаги и розовый освежитель. Девочка лет пяти, совершенно одна, с бесплатной газетой сплетен подмышкой катит на самокате, объезжая начищенную обувь лондонского топ-менеджмента. Старая азиатка, зажав зубами сандаловый мундштук с сомнительной самокруткой, толкает перед собой коляску со спящим младенцем. Френч коннекшн, эйч энд эм, топшоп, селфриджес.

- Да это же селфриджес, - говорит один из нас - он типа нашего цума

.

Мы прячемся в пабе, мы ждем официанта. Спустя полчаса мы понимаем, что официанта не будет. Мы отодвигаем стулья и вшестером идем делать заказ. Бармен нас долго игнорирует, мы возвращаемся. На соседний стол падает бледно-розовая вельветовая кепка, гремит о стул опертая палка. Дедушка отпивает от пинты, оглядываясь в поисках развлечений.

- Нет, старичок, мы не поляки. Виа рашнз. Мы не знаем, где здесь польский центр и как там купить карточку для дешевых звонков в Польшу. Нет, мы еще не успели исследовать эту улицу.

Были в России? А, еще при коммунизме.

Гостиница «Россия»? В самом центре, у Кремля? Конечно. Да, конечно. Только ее уже нет. Вот так. Снесли. Полностью разрушили пару лет назад. Теперь на набережной - забор, а за забором - груда плит и пыль. Сплошная пыль.

- Нет «России»? Боже, как жаль. Русские люди - очень хорошие. Это правда, что они не любят иностранцев?
- Нет, не думаю. Побаиваются. Не умеют говорить. Дело в том, что система образования... Проблемы? Не думаю, что в Москве, если поселитесь в центре, у вас могут возникнуть проблемы. И в Санкт-Петербурге, наверное, тоже. Это на севере, да. Недалеко от Финляндии. И от, кстати, Польши.
- А что вам в Польше? Вы поляк? А жена... А, больна... Как она сейчас?
- Лучше, лучше... Доллары, мы за все платили долларами. Помню, за один доллар я получал семь рублей. А сейчас они по какому курсу? Что вы говорите?! Я бы был королем сейчас, в этой вашей Москве. А знаете, я ведь чуть не женился на москвичке, Люся... Да, ее звали Люся...

Он роняет, не попав вилкой, ломтик из фиш-энд-чипс.

- Но не захотела. Говорила - я люблю этот город. Странно...
- А вы... Вы давно живете в Лондоне?
- Я здесь с тысяча девятьсот сорокового. Да.

Он доедает, оставляя два чуть промасленных чека на столе.

- Однажды... Года два назад... Меня пригласили на вечеринку. На свадебную вечеринку, я тогда жил на Парк-Лейн. Знаете Парк-Лейн? Я хотел поймать такси. Никто не останавливался. Пока какой-то урод, промчавшись, не сбил мою поднятую руку своим зеркалом. Я упал. Не знаю, пролежал без сознания... пока не нашли медики. Про него так и не узнали, кто это был. Таксист. С тех пор мне нужно это.

Он надевает кепку и берет, шумно отодвигая стул, свою палку.

- Хорошего дня, приятного вечера. И обязательно сходите сегодня на танцы, - спиной советует он, вместо того, чтобы прощаться.

Из темно-вишневой деревянной прохлады паба он движется на свет, на улицу, еле передвигая ноги. Последний глоток сидра, остатки чили, мы продолжаем.

Мы движемся широко - шириной в улицу, нерушимой русской свиньей, и никому нас не обогнать, не обогнуть. Мы желаем держаться вместе, не упускать друг друга из виду. Поодиночке мы пропадаем на чужих, хоть и солнечных улицах. По чугунным вафлям ступеней, по узкой витой лестнице с красными перилами мы спускаемся вниз, снова толпимся, испуганно жмемся - час пик, все по домам. Откуда-то снизу, из тоннеля, разносятся первобытные перекаты бонго - это уличный музыкант-растафари, удобно устроившись на коврике, подключил к своим барабанам колонки. Мы замираем у автомата по продаже билетов, мы не знаем, как это работает. Ноги звенят от усталости. “Fear not, Mr. Worry”, - читаем мы на стене.

Красные, размашисто шумные, с расширенными от необъяснимого возбуждения зрачками, мы вламываемся в тесный вагон - кучкуемся, мешая на выходе, и говорим-говорим, и улыбаемся, и ковыряем в ушах. Наша станция - на нашей ветке. Стресс позади. Только доехать и найти выход. Мы с любовью заглядываем в лица друг друга, виа рашнз.

Интересное
Катерина Рукавичникова, 02.10.2015
Катерина Рукавичникова, 18.09.2015
Новое
А.Н. Текстов, 04.07.2013
А.Н. Текстов, 27.06.2013
А.Н. Текстов, 20.06.2013
А.Н. Текстов, 13.06.2013
А.Н. Текстов, 06.06.2013
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик