Блог о том, как посетить самые удивительные места планеты и даже в самых безопасных из них отыскать себе приключений.
А.Н. Текстов, 11.04.2013

Картофельный смайл

title

Зря вы боитесь чартеров. Не так уж это криминально, как кажется.

Потолкаешься, конечно, на регистрации, трижды поменяешься местами в самолете для воссоединения семей, употребишь сырок «дружба», макаронную курицу, шоколадку «пикник» - и вот уже из-под крыла выплывают бледно-голубые горизонты турецкого средиземноморья.

Затем два часа по унылым пейзажам с редкими минаретами, невзрачный городок, резкий поворот, плавные оранжевые сумерки, шлагбаум.

Мой отель называется «Флиппер» - три с половиной звезды, семейного типа, свой пляж, шезлонги бесплатно. Олл ин.

Пустой холл, рецепционист-туркмен. Аня-гид, ответственная за развоз, сдает меня туркмену и бегом мчится обратно в машину. Туркмен включает нерусского.

- Оставляйт рюкзак, до конца ужина - пятнадцать минут. Еще успеть.
- Понял.
- И паспорт.
- Паспорт?
- Паспорт, оформлять.

Три лестницы вниз, неоновый бассейн, столовка. Мухи облепили помидорное месиво, а туристы, похоже, уже отужинали - на подносах киснут жалкие виноградные остатки и крошки с козьих сыров. Маринованные россыпи, шедро нашинкованные луком и подчищенные почти до дна. В разделе горячего, под синими лампами - подносы с потрохами. Корыто фасоли и корыто зажаренных смайлов.

- Это из чего смайлы?

Машет щипцами.

Беру четыре смайла, выхожу на веранду - часть столов расставлена прямо рядом с бассейном. Смайлы оказываются жареной картошкой.

Накидав в желудок столько смайлов, сколько сумел унести, я возвращаюсь обратно к туркмену.

- Ну что, - спрашиваю, - как жизнь?

Вместо ответа туркмен смотрит куда-то мимо.

-Ааа. Вот какой боевой парень к нам заехал, - хрипло доносится откуда-то сзади. Загорелая, как старый пират, администратор Татьяна жмет меня к стойке.

- И откуда вы к нам все приехали?

Я оглядываю пустой холл.

- Кто откуда, - говорю.

Татьяна, чуть наклонившись, начинает быстрый рассказ о фактически полном отсутствиии номеров. Говорит долго, горячо, пересыпая речь турецкими фразами - параллельно руководит туркменом. Варианта, как предупреждали меня в интернете, три - с видом на корпус, с видом на море и с видом на кладбище.

Я заикаюсь про море, Татьяна глухо хохочет.

- Ночью, - внезапно прервав смех, говорит она, - это дешевле. Днем стоит сорок.
- Сорок - серьезная цифра.
- Ну а как? Эта таблица, вот видишь, у него на компьютере, она же и у начальства показывает.

С выражением печального участия на лице, рецепционист тычет мышкой по схеме номеров.

- Нету, нету, нету, нету...

- Это что же это у нас, - лохотронным басом поторапливает его Татьяна, - и хороших номеров не осталось? Платная услуга!

- Что значит?...
- Ну, как в Египте, был?
- Не был.
- Да брось? В Египте не был? Там же за все надо доплачивать. Особенно за хорошие номера. Есть один, но днем за него сорок. Сейчас за двадцать.
- И что - каждый день по двадцать доплачивать?
- Не-не-не-не-не. Один раз заплатил - и все! Закрыл вопрос.

И, в услужливую спину туркмена:

- Зарплата низкая, вот они и крутятся, ну что - решаемся?

Двадцатка растворяется в татьяниных пальцах. Ключ от номера перепархивает к турку в малиновой ливрее, турок тут же исчезает неизвестно куда.

В моем номере окна на корпус – двадцатка спасла меня от кладбищенского ландшафта. Две узкие, с жесткими матрасами, коечки. На каждой сиротское покрывальце и вафельная накидка размером со штору. В ванной нет ни мыла, ни шампуня – лишь одинокий фен. Выяснить, горячая ли вода - не представляется возможнным. Кажется, нет.

Кое-как помывшись, отправляюсь на вечернюю анимацию. Татьяна очень советовала – с тем же напором, с каким не советовала шопиться в Сиде. А Татьяна уж двадцать лет как здесь.

Анимация - в амфитеатре. Анимационный тамада - вертлявый араб в черной двойке с красным галстуком. Кричит на трех языках, пляшет и смеется.

- Мне нужно четыре человека! Все вместе - е-е-е-е -Е!
- Е-е-е-е-ЕЕ! - неуверенно отзывается амфитеатр.
- На-на-на-на-Наа!
- Нааа-на-на-на-наа!

А теперь криками поприветствуем всех, кто сегодня здесь собрался. Судя по крикам, расклад такой - украинцев 20%, русских - 40%, турок - 30%, остальные немцы. Французов тамада кричал - не докричался. Зато Иван фром москоу спел песню «салю, же де ком ва».

Я сунулся в бар. В баре осталось только пиво и немного стремного виски на донышке.

- Давай, говорю, - доливай пожирней.
- Айс, - лыбится он, мотает отрицательно головой и черпает влажной коричневой ладонью подтаявший лед с жестяного подноса. Лед, ожидая попадания в стакан, стекает из кулака на стойку.
- Колой разбавь, - говорю я и нюхаю стакан.

Стакан пахнет.

Его коллега, отвинтив из земли люк, просовывает в дыру сочащийся хлоркой шланг. Чистит бассейн. Я отправляюсь в свой аскетический дабл с видом на балконы. По телевидению, шириной в пятнадцать дюймов, дают «Людей Икс» на турецком.

Интересное
Катерина Рукавичникова, 18.09.2015
Катерина Рукавичникова, 02.10.2015
Новое
А.Н. Текстов, 04.07.2013
А.Н. Текстов, 27.06.2013
А.Н. Текстов, 20.06.2013
А.Н. Текстов, 13.06.2013
А.Н. Текстов, 06.06.2013
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик