Блог о том, как посетить самые удивительные места планеты и даже в самых безопасных из них отыскать себе приключений.
А.Н. Текстов, 14.03.2013

Город-треугольник

title

Извержение вулкана Эйяфьядлайёкюдль разрушило наши весенние европейские планы. Четыре перелета, общая стоимость которых не превышала 200 евро на человека, накрылись пыльным тазом. Но отпуска были оформлены, деньги – сэкономлены, поэтому мы решили двигаться в обход, меняя маршрут по ситуации. Ситуация сложилась таким образом, что Алеша – гомосексуально ориентированный приятель моей девушки - за неделю до нас отправился в Турин налаживать романтическое знакомство со своим новым бойфрендом. Мы решили откликнуться на его приглашение и посетить их теплое гнездышко после нескольких дней, проведенных в Вене, билеты до которой мы чудом купили в секретной кассе на Киевском вокзале.

От Вены до Милана – ночь комфортабельного железнодорожного пути с одним соседом в просторном купе. Сосед оказался администратором одного венского классического оркестра – он был украшен шейным платком и длинными аристократическими сединами. Мы говорили о геополитике, исторической роли России в мировой истории и о местах, темные силуэты которых пролетали за окнами поезда. Администратор рассказал, что итальянский север – гораздо больше Австрия, чем Италия – люди там голубоглазы и малоэмоциональны, а помидоры и красное вино – не особенно популярные позиции в ресторанных меню. Белые соусы, белое вино, морепродукты – так нам представили Пьемонт, в который мы направлялись. Уже утром, перед прибытием под величественные своды Милано Чентрале, сосед, вспомнив, что пунктом нашего назначения является Турин, сказал:

- Мистический город. Странный.

Отвлекшись от созерцания горизонтов, мы попросили его пояснить.

Администратор сказал, что Турин является точкой, где пересекаются Магические Треугольники Европы – треугольник Черной магии, вершинами которого, помимо Турина, являются Прага и Лион, и треугольник белой магии (Турин, Сан-Франциско и Лондон). Почему эти треугольники так отличаются по размеру и конфигурации - никто не знает. Именно в Турине хранится фрагмент плащаницы Иисуса, фрагменты креста, на котором он умер, а также чаша Грааля. Считается,- добавил он на прощание, - что светлые и темные силы постоянно здесь противоборствуют – у города как бы два сердца.

Впечатленные, мы сошли на залитую дождем миланскую платформу около восьми утра. Примерно в одиннадцать Алеша и Эй, - счастливые, нарядные, шумные - встречали нас в Турине на своем черно-зеленом «мини».

Эй, живущий в Италии больше десяти лет, арендовал тогда крохотную двухуровневую квартирку в центре. С трудом расположившись в тесной кухне, распечатав бутылку лимончеллы, водки и мартини, мы, не дожидаясь полудня, принялись сдвигать бокалы за знакомство, за Турин, за вулкан и человеческую пронырливость. Алеша, налегавший на коктейль Джеймса Бонда (мартини с водкой - смешать, но не взбалтывать), в какой-то момент утратил равновесие членов и на середине фразы обрушился со стула вниз, по дороге неприятно царапнувшись подбородком об угол стола. На плите поспевала настоящая итальянская паста. Из террариума, занимавшего почти половину кухоного пространства, на Алешу злобно поглядывал домашний питон Эя. Питон имел оскорбленное выражение лица – за два бокала до падения Алеша вынул его из домика, покрутил в руках и, сказав что-то шутливо-пренебрежительное, забросил обратно. На месте питона обиделся бы каждый. Переглянувшись, мы одновременно вспомнили соседа по купе и его мистическую лекцию. Тот факт, что в качестве домашнего животного житель Турина Эй выбрал змею, идеально вписывался в концепцию города-треугольника.

Стеная, Алеша выбрался из-под руин, опустился на колени и закрыл лицо длинными артистическими пальцами. Добрый заботливый Эй склонился над ним и запричитал. Алеша показал подбородок – там, наливаясь густой кровавой каплей, зияла рана от острого угла.

Вскоре Алешу стошнило в ванной и он прилег на белый икеевский диван в комнате, попросив пошире открыть окна и потише разговаривать. Мы выпили еще лимончеллы и вскоре заметили, что Алеша на четвереньках пересекает коридор, держа направление в дабл. Там его снова долго и мучительно рвало. Он прикорнул прямо на полу, изящно изогнувшись между унитазом и биде. Потом Алеша застонал вслух и сказал, что человечки грызут его изнутри.

Эй вызвал скорую. Скорая приехала скоро, четыре плотных итальянца в оранжевом оттащили Алешу на кухню, снабдили пластмассовым воротником и на носилках увезли с собой. Чуть не плачущий Эй метался по кухне и искал кошелек.

Когда стихло эхо от тяжелой уличной двери, мы подкрепились остывшей пастой и вышли к ожидающему такси. В приемном отделении подержали за руку бедного Алешу, уложенного на каталке с капельницей в коридоре. Тихо шевеля заклеенным подбородком, Алеша попросил воды и поставить свечку в православном храме.

Воды купили в кебаб-хаусе через дорогу, потом бросились на поиски храма. Тот, куда привез нас ушлый таксист, был заперт, но зато через улицу, в католическом – справляли отличнейшую мессу. Войдя, мы погрузились в благоговейное безвременье и с перепугу окрестили груди тройным православным знамением. Согнувшись, потекли в сторону свечей, пошептались с монашкой у лотка, ловя на себе недовольные взгляды прихожан, и начали бросать монетки в ящик. Монетки с еретическим звоном выпадали наружу – на древний мраморный пол. Сбежали быстро, для закрепления эффекта заехали в супермаркет и запалили пару белых хозяйственных свечей на улице перед больницей. На горизонте хмурились Альпы, сверху моросил долгий теплый дождь, мы сидели со свечами на окраине Турина, а время близилось к пяти.

Алешу за это время успели перевести в палату, где смущенно пердели трое старичков в памперсах. Алеша пришел в себя и запросился на волю, а Эй снимал мучения товарища на айфон. Затем он прислал нам смску, «погуляйте по окрестностям час-полтора».

В десять мы допивали третью бутылку сангрии в аргентинском ресторане, выпущенный на волю Алеша розовел на глазах, переваривая огромный полукилограммовый стейк. Сытые, мы отправились в лучший паб города – знакомиться с итальянским осетином Джанкарло, которого на самом деле звали Рустэм и был он из Моздока. В час ночи ездили в спальники к Джованни – за кокаином для непьющего (по состоянию здоровья) Алеши.

В шесть часов утра я сидел на кухне в одиночестве, накокаиненный до полного декаданса, с восемьдесят восьмой сигаретой в зубах и думал, чем бы себя занять. Сиреневело за занавеской туринское утро, меня знобило, а облитый винищем единственный свитер никак не высыхал. Спать не получалось, бежать было некуда, тревожные мысли одолевали разум. Я попытался сделать заметки и написал буквально следующее: «А при ближайшем рассмотрении и опробовании на зуб (зачеркнуто), и свобода эта (зачеркнуто) и эта (зачеркнуто, исправлено на «русская») Европа, оказывалась крепко сваренной цепочкой разнообразнейших несвобод и приводила все (торопливо зачеркнуто) к тому же монитору у занавешенных штор, с десятком закладок на мамбе-ру и порно-сайтах. И пусть за шторами белеют вершинами Альпы, и у клавиатуры, октупоренная, остывает бутылка проссеко, суть остается неизменной – шторы закрыты (зачеркнуто и исправлено на «и некому было отодвинуть шторы»), а проссеко на вкус – тот же клинский кисляк второго розлива».

Обозначив таким образом свое отношение к ситуации, я раздобыл где-то обрывок одеяла и, дрожа, уснул на белом икевском диване. Сон был недолог и тревожен – приснились Дмитрий Дибров в синем мохнатом пальто, английское крыльцо под дождем и детективный сюжет.

Интересное
Новое
А.Н. Текстов, 04.07.2013
А.Н. Текстов, 27.06.2013
А.Н. Текстов, 20.06.2013
А.Н. Текстов, 13.06.2013
А.Н. Текстов, 06.06.2013
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик