Блог Таты Олейник о насущных проблемах.
Тата Олейник, 06.06.2012

Хочу без рецепта

title

В средние века наше семейство сильно рисковало бы обнаружить себя поджариваемым на костре, любезно раздутым представителями духовенства и Парижской медицинской школы, которые тогда, как могли, пытались отучить народонаселение от самолечения.

То есть, если ты открываешь, допустим, шкафчик у нас в ванной, то тебе сперва на голову падает банка с бодягой, потом чесночные шелупашки сыплются, крапива сушеная, девясила корешки всякие и моток горчичного пластыря.

А если ты лезешь в мамин секретер, то там среди чесночных шелупашек и бодяги – сплошь пузырьки с серой ртутной мазью, борной кислотой и перекисью водорода.

А на специальных окнах, огороженных занавесочкой, у нас произрастают несказанной красоты растения вроде алоэ ободранного , птицемлечника хвостатого обкусанного и прочего розмарина для воспоминаний.

Ну, и мешки со всякими аптечными таблетками у нас распиханы повсюду, потому что фармацевтическая промышленность тоже иногда не совсем бесполезные вещи делает.

А к врачам мы не ходим, нет. С врачами у нас плохо.

То есть, когда я была школьницей-малюткой, мне, конечно, постоянно вызывали участкового, участковый смотрел трепещущее детское горло, горестно крякал и выписывал на три страницы лекарств, после чего мама ужасно его благодарила, провожала до двери, выкидывала рецепты и поила меня клюквенным настоем с мятой. Так мне удалось не съесть пару –тройку килограммов антибиотиков до совершеннолетия. И точно так же мы сейчас лечим моего сына. А куда деваться – школа-то справок от врачей требует.

От ушибов – тертый картофель, при расстройстве – крахмал с йодом, и альмагель с анастезином, и ципролет-250, если зубик болит.

Да, я знаю, что говорят светила медицинской науки о самолечении.

Вот, например, что сказал главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн по поводу запрета на безрецептурную продажу огромного количества распространенных препаратов типа Нурофена и Пенталгина с 1 июня.

«Лекарства следует принимать по рекомендации врача, а самолечение опасно. Когда бабушки обмениваются своим опытом самолечения на лавочках, они иногда от этого умирают. Это тоже не дело»

Но проблема в том, что любые попытки пообщаться с официальной медициной у нас традиционно кончаются плачевно.

Вот однажды у моей бабушки был очередной приступ болей в желчном пузыре. И вместо того, чтобы, как обычно, прибегнуть к семейному знахарству, бабушка поехала в больницу. Потому что десять лет уже боли возвращаются, надоело, нужно решить вопрос раз и навсегда.

И решили. Бабушке предложили небольшую операцию, бабушка дала согласие, а через четыре часа никакой бабушки уже не было, потому что хирурги ее случайно зарезали. Ну, бывает такое. Неожиданное кровотечение, все пошло как-то наперекосяк, ну, да и ладно, старушке уже 79 лет, сколько бы она с тем холециститом еще протянула? Вы, родные, прекратите тут визжать и уголовные дела на больницу заводить - право на ошибку никто не отменял…

Уголовное дело заглохло через пару лет.

Случайность, скажете? Может быть. Но факт в том, что ни одно посещение врача до сих пор не проходило для меня безнаказанно.

Вот мне пять лет. Меня стошнило после сытного обеда и веселых прыжков по дивану. Так как обычно с пищей я добровольно не расставалась, мама в панике вызвала врачей. На двое суток меня закатали в детскую больницу – готовили к операции по удалению аппендикса. Не кормили. Дали по физиономии, когда я пыталась вылезти в окно, чтобы повисеть вниз головой с пятого этажа. Постригли наголо для пущей красоты. Я умолила маму меня оттуда забрать - без операции. Пока жива.

Вот мне восемь. Я играю в «Отряд особого назначения», лезу на крышу по водосточной трубе и срываюсь с четвертого этажа. Хреновые трубы, знаете ли, у нас еще кое-где встречаются. Меня подбирают рабочие со стройки, тащат в травмопункт и там добрые медики накладывают мне гипс на руку. Только не на ту, которая сломана. Зато потом очень весело смотреть, как уже в городской больнице мне ломают гипс специальными щипцами и говорят всякие интересные слова о тех, кто его накладывал.

Вот я в роддоме. Врач меряет мне давление, озабоченно хмурит брови, достает шприц и делает укол эуфиллина. Вынуть шприц она не успевает, потому что я , как стою, солдатиком, падаю плашмя на кафельный пол – живот самортизировал и нос я только разбила, а не сломала. Ну, вот такая прекрасная реакция на этот препарат, отказывается, бывает у некоторых беременных.

Нет, к врачам я уже давно и надежно пытаюсь не ходить. Но иногда жизнь заставляет. Вот у меня- воспаление сустава, кошмарная боль в плече и вместо того, чтобы хапнуть вольтаренчику, натереться змеиным ядом и вверить судьбу высшим силам, я тащусь в поликлинику при МИД, раз уж все равно издательство платит бешеные деньги за тамошнюю страховку.

- Что у вас? - спрашивает усатый хирург, заполняющий гору бумажек

- Рука. Плечо. Ых!

- Больничный я вам не дам.

- Не нужно мне больничного. Просто пристрелите. Я сейчас не вою, а почти что нормально говорю, потому что у меня железная воля, но вообще так жить нельзя. Если есть ад, то он вот тут, слева, от шеи.

- Ага, - говорит хирург . Он подходит ко мне, и, высокопрофессионально поджав нижнюю губу задумчиво любуется нами с плечом. Потом подкрадывается со спины…

- Бб..! нах..!! ты сук…!!! Ты что, сволота творишь, падла!!!!!

- Есть, значит, болевые ощущения, - удовлетворенно говорит хирург. Таким бесстыжим голосом, как будто и не он сейчас со всей дури дернул мне больную руку вверх.

Но со спины - он это правильно. Потому что если бы он это с фасада сделал, то я его здоровой лапой, конечно бы, на автомате вырубила. Хороший, видимо, врач, опытный. Пока я выла и баюкала конечность, он выписал мне рецепт на вольтаренчик и предложил похапать его недельку согласно инструкции.

Примерно 10 раз в жизни я обращалась к врачам и ни разу ничем хорошим это не кончилось.

Я могу вспомнить им ухо, промытое по всем правилам современной отоларингологии на ультрамодном аппарате с синенькой подсветкой – после каковой промывки я месяц прожила с ухом, набитым пропитанной камфарой ватой, и ощущением, что я - изумительный кретин. Какого черта я туда поперлась, если я сама прекрасно могу промыть себе ухо перекисью водорода – без отитных развлекух опосля?

Я могу посчитать те миллион пятьсот тысяч анализов, которые я сделала по любезной просьбе эндокринолога, потратив на это две недели жизни и литр крови. Чтобы почтенный специалист, покрутив очки в руках, сказал:

- Ну, не знаю, что мне с вами делать… Видимо, для вас эти показатели в пределах нормы. А у вас случайно представителей северных народностей в генеалогии нет?

Я могу вспомнить им клевый отек Квинке от новокаинчика.

Я больше никогда не хочу ходить ко врачам.

И верните, гады, мой пенталгин в аптеки без рецепта! У меня без него очень болит голова. А если я решусь пойти получать на него рецепт, то все дело кончится тем, что эти выученики Гиппократа отрежут мне ногу и пришьют к глазу пятку.

Интересное
Катерина Рукавичникова, 25.09.2015
Катерина Рукавичникова, 11.09.2015
Новое
Тата Олейник, 14.03.2013
Тата Олейник, 14.08.2012
Тата Олейник, 28.06.2012
Тата Олейник, 23.05.2012
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик