Блог Марии Микулиной об истории.
Мария Микулина, 25.04.2014

Он разбил тысячу сервизов

title

Это было одно из последних творений Людмилы Третьяковы под интригующим названием «Сирень». Большая часть книги ушла под описание истории богатой столичной домовладелицы Веры Ивановны Фирсановой. Знаменитой, помимо прочего, тем, что в 19-летнем возрасте она затеяла развод со своим, в общем-то, неплохим мужем. Так вот, адвокатом ее выступал Федор Никифорович Плевако, которому писатель Третьякова поет панегирики на нескольких страницах. Когда я обнаружила, что у этого самого Плевако сегодня день рождения, поняла – быть посту.

Итак, Федор Никифорович был очень популярным адвокатом 2-ой половины XIX века. Славился он своими пламенными речами, непомерными гонорарами и эксцентричными выходками. Так, Плевако мог взяться вообще без оплаты защищать того, чье дело казалось заведомо проигранным. Вот, например, замечательная история. Молодая женщина обвинила мужика, из крестьян, что он заманил ее в гостиничный номер и там изнасиловал. Теперь же она требовала огромную сумму, дабы подлечить искалеченные честь и достоинство. Мужик же утверждал, что все было по обоюдному согласию, но суд явно склонялся в сторону пострадавшей. Тогда Плевако, защищавший мужика, попросил слово: «Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица испачкала своими туфлями». Женщина вскочила с места и крикнула «Неправда! Туфли я сняла!» Мужик был оправдан.

В другой раз, Плевако получил, помимо гонорара, примечательный бонус. Богатый купец, которого Федор Никифорович отстоял в суде, обещал ему невиданное «удовольствие». Привез ранним воскресным утром в промышленный район, завел в пустой барак, снял шубу. Тут бы адвокату и забеспокоиться… Плевако огляделся – вдоль стен тянулись полки, заставленные сервизами. Купец взял в руки две огромные дубины, одну протянул адвокату. И велел: «Бей посуду!» Сначала Плевако бил сервизы неуверенно, робко, но вскоре вошел в такой раж, что, по его же выражению, «вспомнить стыдно». Так они били посуду до последней чашки, после чего купец спросил адвоката: «Ну что, получил удовольствие?». «Пришлось признаться, что получил». Хороших тебе Читатель, выходных. Получай удовольствие!

P.S. Единственное, в чем Федор Никифорович оказался недальновиден, так это в выборе имен для детей: двоих своих сыновей от разных браков он назвал одинаково, Сергеями. А поскольку оба Сергея Федоровича стали адвокатами, жить им пришлось в веселой неразберихе.

Январский номер
Январский номер

Целый месяц длилось голосование на нашем сайте, где 100 самых сексуальных красавиц России сражались за титул победительницы. И вот итоги подведены.

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик