Блог Марии Микулиной об истории.
Мария Микулина, 06.09.2013

Кандидат в мэры и не в меру честный чиновник

title

Не знаю, какие у тебя планы на выходные, Читатель, а у нас в столице полная программа развлечений: дождь и выборы мэра. Кандидаты имеются в количестве шести штук. Правда, в основном все знают Собянина, немножко Зюганова (ага, шутка) и, конечно, Навального. Так вот, последний, мне кое-кого напоминает. При чем не только внешне, но и своими выходками.

Вокруг императрицы Екатерины II вились самые разнообразные подданные. Например, деятельный Иван Бецкой, влюбившийся в воспитанницу Смольного института на полвека моложе его. Или, скажем, розовощекий Никита Панин, влюбившийся в еду и заведший лучшего повара в Петербурге. А еще был Александр Вяземский, влюбившийся в честность. Вот никак не хотел Вяземский воровать, укрывать и утаивать как это делали его коллеги, другие приличные столичные чиновники. Такая дерзость была отмечена императрицей особливо.

В 1764 году Вяземскому была пожалована должность генерал-прокурора Правительствующего Сената. Должность важная и почетная необычайно. Через пять лет Вяземский представил на суд императрицы увесистую книгу — впервые в российской истории кто-то додумался до такого новаторского дела как учет государственных доходов и расходов. Подобное вторжение в личные, то есть, конечно же, государственные дела не могло не разозлить чиновничество. За Вяземским тут же закрепилась репутация неподкупного зануды и опасного человека. Его не любили. Его боялись. Никого не напоминает?.. И, кстати, любопытная деталь, так симпатично вписывающаяся в пейзаж этого поста — Александр Вяземский пять лет занимал пост городской головы Москвы. То есть мэра Москвы.

Как раз в период возвышения Вяземского, к петербургскому двору причалил по долгу командировки итальянец, маркиз де-Парелло. Он оставил любопытный «Отчет» о некоторых приближенных к императрице чиновниках, в частности о Вяземском. Вот что пишет итальянец о русском: «Доверие к нему (Вяземскому — здесь и далее прим. блогера; или того, кто сел за компьютер, пока блогер отошел в туалет) государыни побудило ее поручить ему министерство финансов; мы видели его главою судебнаго ведомства, но с гораздо большею властью, чем в каком-либо другом государстве: на деле, он генерал-контролер. Ему также поручается все, относящееся к государственным преступлениям. Итак не трудно понять, что едва ли где-нибудь министр внутренних дел заведывал столькими частями управления, как он».

При чтении «Отчета» складывается впечатление, что де-Парелло недолюбливал Вяземского. И это при том, что, как признается сам итальянец, он не может сообщить о Вяземском «таких удовлетворительных сведений, как о других, потому что он (Вяземский) не говорит по-французски». Де-Парелло отмечает, что, хоть Вяземского и почитают за человека «в высшей степени распорядительнаго и трудолябиваго», при этом «дурная же его сторона состоит в том, что все убеждены в его алчности и корыстолюбии». То есть, иными словами, дурная сторона Вяземского крылась в дурном отношении к нему людей. Никто не любит, когда государственные расходы строго учитываются - особенно те, кто расходует доходы. Хороших тебе выходных, Читатель. Будь осторожен. Не забудь зонт. И хлеба купи!

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик